Москва
Москва
Петербург

Интервью со Скарлетт Йоханссон. Сокровище "Острова".

После «Трудностей перевода» Скарлетт Йоханссон все время оказывается в нужное время в нужных кадрах. Она снялась в «Девушке с жемчужной сережкой», в двух фильмах Вуди Аллена и в блокбастере Майкла Бэя «Остров». Фильм про трудную судьбу клонов выходит в прокат 11 августа. Текст Джордана Рифа/Planet Syndication
Как вас, многообещающую серьезную актрису, заманили в глупый летний блокбастер «Остров»?

(Смеется.) На самом деле я люблю жанровые фильмы — если они действительно хорошо сделаны, можно на пару часов сбежать от собственной жизни в какую-то более интересную реальность. И потом, я очень хотела поработать с Майклом Бэем и Эваном МакГрегором.

В «Острове» вы играете клона. А вы сами как — за клонирование или против?

Я за исследования в этой области. Помоему, они сулят массу возможностей. Если клонирование клеток поможет победить, скажем, болезнь Альцгеймера или полиомиелит, будет потрясающе. С другой стороны, это в какой-то степени игра с судьбой, и попытки создать высшую расу или выбрать цвет глаз будущего ребенка кажутся мне по меньшей мере странными. Но все же плюсы перевешивают минусы.

Говорят, на съемках «Острова» происходили ужасные вещи. Вроде бы вы там несколько раз чуть не свернули себе шею…

Я отделалась несколькими синяками, хотя первое время тело ныло от физических нагрузок. Хуже всего пришлось Эвану — он получил по полной. Вы же слышали, наверное, что после съемок в последних «Звездных войнах» он с приятелем объехал полмира на мотоцикле, имел неприятности с украинской полицией и упал в озеро где-то в Монголии? Так вот, после этого он сразу же попал на съемки «Острова», где Майкл поиздевался над ним от души. Наш режиссер так увлекался во время съемок, что иногда забывал, что мы не клоны, а живые люди. (Смеется.)

Сниматься в блокбастерах сложнее, чем в малобюджетных проектах?

Знаете, в кино работать в принципе тяжело — вне зависимости от того, сколько оно стоит. Сейчас я снимаюсь в «Черной орхидее» Брайана Де Пальмы — это очень интенсивная работа в течение пяти месяцев. У нас на площадке двести человек, и ни один не сидит без дела. Даже если у тебя грипп и температура под сорок, все равно идешь на работу. В кино время — деньги. А на «Острове» мы, конечно, очень уставали физически — съемки длились по 14 часов, после чего нужно было идти еще в спортзал. В первый день я думала, что умру. А потом увидела, что Эвану ничуть не легче — он был весь в синяках и ссадинах, и, сознаюсь, это меня несколько утешило. (Смеется.) Стоит начать, и уже через пару месяцев ты настолько втягиваешься в это состояние, что без проблем встаешь в полшестого утра и идешь на площадку…

Вы как-то специально готовились к этим съемкам? Пытались улучшить свою физическую форму?

Мне как раз накануне удалили миндалины, так что к моменту старта я находилась практически на смертном одре. (Смеется.) А съемки мы начали с одной из самых сложных сцен — побега в пустыню. Так что представьте мое состояние вечером…

Д.Р.Ну а в роль-то вы хотя бы пытались вжиться?

Представьте, мне совершенно некуда было вживаться! Фокус в том, что моя героиня не помнит своего прошлого. Вот Эван — другое дело, он такой «продвинутый» клон, немного «моложе» меня и поэтому у него остались какие-то воспоминания. А у меня нет. Мне не надо было ничего учить, наоборот, я должна была все забыть.

Можете сравнить, как вам работалось с Вуди Алленом и Майклом Бэем?

Не думаю, что их можно сравнивать. Когда я сказала Вуди, что снимаюсь у Майкла Бэя, он спросил: «У кого?» Я имею в виду, что они существуют совершенно отдельно, параллельно друг другу. И Вуди, конечно, ужасный сноб, когда дело касается кино. Но я ему сказала: «Вам нужно обязательно увидеть „Остров“. На самом деле это классный научно-фантастический фильм„. Он ответил: “О, я люблю научную фантастику„. Что ж, посмотрим, получится ли вытащить его на премьеру.

И все-таки, чем Вуди отличается от Майкла?

Майкл… Понимаете, он много требовал, но и по-настоящему заботился о нас. Яуже говорила: все чудовищно уставали на съемках. Майкл очень деликатный человек. Он видел, что нам приходится выносить, и, как правило, в конце дня говорил: “Я знаю, что вы устали. Но прошу вас, уделите мне еще пару часов…„ Зато если мы заканчивали действительно за полночь, на следующий день он разрешал начать съемки попозже. А еще — знаете, как это бывает, когда ты приходишь на площадку, долго сидишь в трейлере, ждешь, когда о тебе вспомнят и позовут. Это обычная история, ведь у режиссера куча всяких дел, двести человек статистов и так далее. Разумеется, мы не стонали: “Ох, я так устал, я прождал целых шесть часов!„ — Майкл был настолько внимателен, посылал нам в трейлер шоколадки. Давал понять, что он про нас помнит!

Видите, какие интересные подробности вы вспоминаете, когда сравниваете между собой режиссеров, у которых снимались! Давайте продолжим. Вот, например, такая пара: тот же Майкл — и Брайан Де Пальма?

Майкл невероятно энергичен. Такое впечатление, что он вообще никогда не уходит с площадки. Мне кажется, что за пять месяцев он ни разу даже в туалет не отлучился. А Брайану шестьдесят пять, он лет сто снимает кино, его рабочий день заканчивается в полшестого вечера, в 17.29 он уже благодарит нас за работу, и все расходятся. Все очень цивильно. И, знаете, Брайан удивительно спокойный. Я таких спокойных режиссеров до сих пор не встречала. „Черная орхидея“, которую мы сейчас снимаем, — это такой фильм-нуар, и Брайан делает его в строгом соответствии с требованиями жанра. Сюжет там ужасно запутанный, ложь и правда сплетены намертво, и Брайан целиком фокусируется на актерах. Там всего несколько действительно кровавых сцен, но уж в этом-то Брайан знает толк. Кровь, насилие и секс — все это он умеет показывать фантастически! Главным образом фильм строится на героях. А „Остров“ — это экшн, и Майкл был занят тем, что командовал тремя сотнями статистов. Нельзя сказать, что на героев он не обращал никакого внимания, — необходимо любить персонажей, чтобы зритель захотел сочувствовать им в борьбе за жизнь. Но все-таки вы покупаете билет, чтобы увидеть фильм Майкла Бэя — то есть взрывы и погони, а не психологическую драму.

ДНасколько я понимаю, это была ваша идея — сниматься в любовной сцене в „Острове“ обнаженной?

А вы когда-нибудь видели, чтобы кто-нибудь просыпался утром в лифчике? Такого просто не бывает.

Как вы считаете, есть разница — сниматься в реалистическом фильме или в фантастическом?

Не особенная. Что вообще делают актеры? Мы ставим себя в заведомо придуманную ситуацию и при этом стараемся, чтобы это выглядело реально. Иногда даже во время простой фотосессии стараешься создать определенный настрой и представляешь себя на другой планете.

В жанровых фильмах героини или пассивные дурочки, или жертвы. Или, наоборот, такие мачо в юбках, вроде „Ангелов Чарли“…

Я согласна, женщин в экшн-фильмах чаще всего изображают кисейными барышнями. В первом варианте сценария моя героиня тоже была совершенно другой. Во-первых, меня звали Эстер, во-вторых, я была беременна, в-третьих, я страдала чем-то вроде астмы, поэтому мы все
время вынуждены были останавливаться, и Эван должен был заботиться обо мне, а я только что не умирала всякий раз от удушья. В общем, супермен Эван — и я, такая беспомощная кукла. Прочитав сценарий, я стала размышлять, как бы сделать мою героиню побойчее. Но за неделю до начала съемок мы встретились с Майклом, и он заявил: “Мы изменили имя твоей героини. Изаодно — весь характер„. Так что это его
заслуга, что я в „Острове“ не жертва и не дурочка.

Что самое неприятное в жизни звезды? И что самое приятное?

Неприятное — это слава. Точнее, то, в чем она проявляется. Люди, идущие за тобой хвостом даже к врачу, вездесущие папарацци и так далее. Чем больше народ читает таблоиды, тем более невыносимой становится жизнь актеров. Мне все это странно. Странно пойти гулять с братом и слышать, как люди шепчутся, что это твой бойфренд, и пытаются вас сфотографировать на мобильный телефон. Я не могу привыкнуть. И отказываюсь привыкать. Кто-то мне недавно сказал: “Нельзя ходить по Нью-Йорку одной, заведи телохранителя». Но я родилась на Манхэттене! И не собираюсь ходить по городу, который знаю как свои пять пальцев, в сопровождении охраны! А самое приятное в жизни актрисы — это работа. Один из лучших моментов моей карьеры — когда меня выбрали на роль в «Заклинателе лошадей». Мне было ужасно трудно, потому что съемки пришлись как раз на пик моего переходного возраста со всеми его сложностями, и сам фильм такой эмоционально-выматывающий. Но все равно это был один из лучших периодов в жизни.

Как вам понравилось в Каннах? ( Фильм «Матч пойнт» шел во внеконкурсной программе Каннского кинофестиваля в мае 2005. — Прим. Time Out.)

Это был сюр! В определенном смысле — настоящий кошмар. Я никогда не видела столько безумных людей с камерами и видео! Нельзя выйти из отеля, нельзя пойти в ресторан без того, чтобы за тобой не следовали по пятам… С другой стороны, нас потрясающе принимали. Действительно здорово — видеть, как зал аплодирует Вуди стоя. Я им так гордилась! Он сделал по-настоящему хороший фильм. Для меня много значило — видеть, как он празднует победу, какой он, когда не работает, а пожинает плоды своего труда. Так что Канны меня потрясли с разных сторон. Вообще-то там так красиво, в конце концов, это Франция… Жаловаться не на что, правда?

8 августа 2005
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация