Композитор важнее постановщика
Постановка «Любовь и шпионаж„ на сцене Театра Советской армии настолько “убила» композитора, что он подал в суд и требует закрыть спектакль.
«Алые паруса» выпустили чуть ли не к вашему юбилею (в январе Максиму Дунаевскому исполнилось 65. — Прим. Time Out). Театр полон, зрители довольны, и вдруг — такой конфуз…

Мюзикл — довольно сложный организм. Его законы не дают постановщику сделать шаг влево или вправо — он обязан двигаться в рамках определенного коридора, и выход за его пределы — катастрофа для композитора. Алексей Бородин — талантливый постановщик, возродивший театр (на его экспериментальные постановки зрители ходят с удовольствием), но абсолютный нуль в жанре мюзикла. И в этом нет ничего оскорбительного.

Ничего себе!

Просто не надо было ему за это браться! Кстати, он и не хотел. Сам потом признавался, что принес домой диск с записью моего, авторского, исполнения, а жена и дочь, послушав, стали уверять, что это гениально. Вот он их и послушал. Егор Дружинин, который позже и поставил «Любовь и шпионаж», должен был быть у него хореографом. Так на первой же встрече Бородин сказал, что хочет поставить «антимюзикл», — Егор повернулся и ушел. Бородин не хотел ставить бродвейский внутрижанровый спектакль. Но для этого надо как минимум хорошо понимать поле жанра. Дружинин-то его понимает — он учился в Академии Элвина Эйли и в студии Ли Страсберга, был личным стипендиатом Барышникова и чемпионом Соединенных Штатов по степу.

Дружинин ушел, а вы куда смотрели?

Меня на репетиции вообще не пускали — чуть ли не охрану выставляли. Когда я увидел результат — было уже поздно. И хотя формально в спектакль вошла вся музыка, которую я сочинил, она превратилась в отдельные номера, музыкальная драматургия исчезла. В результате музыка звучит, как будто ее написал кто-то другой. Постановка мюзикла требует особого внимания к замыслу композитора, недаром его имя идет первым на афише, как в операх Верди или Шостаковича, — он априори важнее постановщика. Любой спектакль получается лишь тогда, когда постановщик подконтролен тому жанру, в котором написано данное произведение. В противном случае это нарушение авторских прав.

До такой степени, что надо в суд подавать?

Да. Я человек неконфликтный и пытался договориться с Бородиным: просил взять музыкального педагога для артистов, которые стали просто плохо петь, можно было изменить аранжировки и, наконец, привести музыкальную драматургию в соответствие с жанром мюзикла. Понимания это не встретило. Еще месяц назад наши адвокаты пытались договориться. Но Бородин не идет ни на какие уступки принципиально. А мне что оставалось делать? На днях, надеюсь, суд вынесет решение о закрытии спектакля, который абсолютно противоречит тому, что мы сочинили.

Стоит ли овчинка выделки? Ну отнеситесь к себе как к классику — режиссер имеет право на свою трактовку, а вы отдайте музыку в другой театр, пусть там поставят, как вам нравится.

Да разговора бы не было, если бы это была вторая, пятая или десятая постановка! «Кармен» ведь идет в сотнях разных интерпретаций. Но первое исполнение все-таки должно соответствовать задумке композитора. Мне ужасно жалко, но я не в том возрасте и не в том положении, чтобы мириться с произволом! А пагубность ситуации в том, что в ближайшее время ни один московский театр не возьмется это ставить. И зрители так и будут пребывать в уверенности, что в этом мюзикле нет ни одного хита. А они там были заложены, но потерялись!

А может, Бородин отчасти прав, потому что наш зритель не готов к полноценному мюзиклу? Не так много мы знаем удачных постановок в этом жанре.

Глупости! Все дело в том, что у нас почти нет собственного продукта. В основном привозят западные хиты. А совок, когда любая привозная вещь априори обречена на успех, давно закончился. Люди ходят в драматические театры независимо от того, ставят там Теннесси Уильямса или Островского, — они идут на наши спектакли. Не копии, не аналоги западных образцов, а оригинальные постановки. В жанре мюзикла на эту роль претендовал «Норд-Ост», но, может, он слишком рано появился, да и не все в порядке там с точки зрения музыки — не было хита, прилипчивой мелодии. Мюзикл «Любовь и шпионаж» должен восполнить этот пробел. Тем более что исполнительница главной роли Лариса Долина говорит, что три хита, которые будет петь страна, там точно есть! Тут не все решает зритель — нужны ротации на радио и ТВ. Но даже если в мюзикле есть один хит — уже победа. Напуганный историей с «Алыми парусами», я контролировал весь процесс. И, наверное, в спектакле есть недостатки, он может нравиться или нет, но это — воплощение авторского замысла — наш мюзикл!

Вы перфекционист?

С годами им стал. Поэтому и закрываю спектакль в РАМТе. А на «Любви» вообще все перфекционисты. Поэтому нам уже хочется следующий спектакль ставить, который будет еще лучше!

Персоны

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...