Бегущий за ветром
Time Out

О книге

На русский язык перевели афганскую версию "Маленького принца".

Жили в Кабуле два мальчика — Амир и Хасан. Их можно было бы назвать друзьями, но разве могут дружить богатый красавец-пуштун и бедный слуга-хазареец с заячьей губой? Но, тем не менее, Хасан искренне любил своего хозяина и защищал его в уличных драках. А какой они были отличной командой в боях воздушных змеев! Это такая национальная афганская забава: один пускает змея, а другой за ним бежит. Но, когда на слугу напали три хулигана, Амир испугался и никак ему не помог. А потом больше не захотел общаться с Хасаном, который одним своим видом напоминал ему об этом трусливом поступке.

Потом началась война, в Кабул пришли советские войска, Амир с отцом бежали в США — там мальчик вырос, женился на красавице-афганке, стал известным писателем. Но воспоминания о детском предательстве продолжали его мучить. Летом 2001 года Амир узнал, что бывшего слугу расстреляли талибы, а его десятилетний сын находится в приюте. Может быть, усыновив мальчика и вывезя его в США, Амир наконец искупит свою вину за ту трусость?

42-летний врач из Калифорнии Халед Хоссейни похож на своего героя Амира. Оба они родились в обеспеченных европеизированных кабульских семьях, оба в юности покинули Афганистан. Есть ли у господина Хоссейни за душой тайны, омрачающие его жизнь, — неизвестно, но роман о прошлом ему удался на славу. По всему миру книга стала бестселлером, а особенно она полюбилась в Италии, где сейчас печатают уже 33-й дополнительный тираж.

«Бегущий за ветром» действительно очень сильное произведение: там страшное перемешано с веселым, а истории такие яркие, что их невозможно придумать. Писатель рассказывает о тихом довоенном Кабуле, где жили дети, не знавшие, что такое обстрелы и взрывы. Где за покупками ходили с оструганной палочкой вместо кредитной карты. «Когда мы с Хасаном брали хлеб, пекарь просто делал на палочке отметку. Одна лепешка из гудящего огнем тандыра — одна зарубка. В конце месяца отец подсчитывал отметки и расплачивался». Где мальчишки были уверены, что Чарльз Бронсон и Джон Уэйн — иранцы, ведь в Афганистан фильмы попадали из Тегерана, уже переведенные на персидский. А значит, герои всех вестернов — иранцы.

Кто-то уже назвал эту книгу афганской версией «Унесенных ветром». Все же больше Хоссейни похож на кабульского Орхана Памука — так же пронзительно и так же немного занудно. Однако ближе всего «Бегущий за ветром» «Маленькому принцу». Это такая же история про ответственность за тех, кого приручили. Только разыгранная под аккомпанемент войн последних 30 лет.