Москва
Москва
Петербург

Реквием Верди

Страшный суд - он ведь на европейских языках "последний суд". Верди живописал такой суд, который всякий раз следовало бы слушать и играть как в последний раз.

Дирижер-модернист Валерий Гергиев предпочел отметить Рождество вердиевскими видениями-фресками. Мариинский оркестр исправно выдает в положенных местах фресок положенные чудеса. Скорее всего, будет и хор из ста человек — пусть хористы в Мариинке интонируют не вполне перфектно, но могут задавить, как жрецы в «Аиде», мощными криками про Страшный суд. Гранитный стиль Гергиева почти отметает удивление перед самой музыкой. Может, такой подход больше впечатляет. Хотя трогательные слова заупокойной службы Верди явно слышал ушами тех людей, которые всякий раз, заходя в церковь, удивляются священным картинкам и пугаются их.

Страшный суд — он ведь на европейских языках «последний суд». Верди живописал такой суд, который всякий раз следовало бы слушать и играть как в последний раз. Но всегда впечатляют гергиевские имперские притязания, блеск и роскошь, антураж великого исполнения — очень часто оправданный. Солисты отличные, голоса стенобитные — Ирма Гиголашвили, Ольга Бородина, Ильдар Абдразаков. В конце концов, сам Верди вовсе не заботился о том, чтобы попасть в масть чисто литургически; он говорил привычным оперным языком о церковном догмате. Продолжая эту традицию, сегодняшний в полном смысле слова реквием должен был бы оказаться каким-нибудь электронным bad trip, мультимедиа-представлением с сетевым интерактивом и слушателями, млеющими и трясущимися в виртуальных загробных 3D-пространствах. Но пока такого нет — пусть будет Верди на Рождество.

27 декабря 2005,

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация