Ваал
Time Out

О спектакле

Певца и бунтаря в Центре драматургии и режиссуры разжаловали в простого хама.

Первой пьесой «Ваал», написанной в 1918 году, молодой Брехт намеревался эпатировать бюргеров так же, как это проделывал его герой — поэт и певец, богохульник и пьяница, бабник, убивший своего лучшего друга и умерший в нищете и изгнании. Но главным из всего вышеперечисленного для Брехта все же оставалось то, что его Ваал — неординарный поэт, бунтующий против сытого самодовольства толпы.

Для молодого немецкого режиссера Георга Жено, поставившего эту пьесу в Центре драматургии и режиссуры, таланты героя неважны вовсе. Да и собственно поэзию Ваала (то есть Брехта, конечно) Жено либо совсем выкинул из сценического варианта, либо заставил исполнителя главной роли Донатаса Грудовича пробурчать невразумительно себе под нос. Их Ваал — заурядный, инфантильный, эгоистичный, капризный и ленивый паршивец. Подобным разжалованием героя создатели спектакля старались приблизить его к современности. Однако про такого Ваала смотреть неинтересно. Мысль ясна минуте на пятой. А других режиссер не предложил. Прочие персонажи вообще лишь слегка обозначены: выходят какие-то актеры и в воздух реплики бросают. Режиссер понадеялся на удивительную органичность Донатаса Грудовича. Она-то налицо. Даже когда он в одних красных носках по сцене скачет. Ну выпустили актера на сцену голым, и что из того?