Стоиеновая певичка, или Райский ангел

О книге

В общем, ничего выдающегося, хотя книжка могла бы послужить основой симпатичного телесериала про женщину, которая поет. Спасают обилие этнографических подробностей про шоу-бизнес по-японски и наивная интонация рассказчицы.

Производственный роман, к которому напрашивается эпиграф из Шнурова про "такой вот шоу-бизнес". Ринка Кадзуки, от лица которой повествование и ведется, начинающая (впрочем, ей уже за тридцать) певица, колесит по всей стране, исполняя песенки в традиционном жанре "энка" - судя по всему, на наши деньги это что-то вроде русского шансона с человеческим лицом. На каждом шагу жулики и непрофессионалы кидают ее с коллегами, выдавая зарплату, например, полотенцами, в плане карьеры ей практически ничего не светит - хоть зритель ее любит, а педагоги готовы заниматься с нею бесплатно как с подающей надежды. В личной жизни как-то тоже не очень - бойфренд ее глубоко женат. Но Ринка не теряет бодрости духа и всегда поступает по совести. К концу романа звездой она, разумеется, так и не становится, зато окончательно утверждается в том, что живет правильно - дескать, делай что должен и будь что будет; мой стакан мал, но пью я из своего стакана; каждый должен возделывать свой сад и прочее.

В общем, ничего выдающегося, хотя книжка могла бы послужить основой симпатичного телесериала про женщину, которая поет. Спасают обилие этнографических подробностей про шоу-бизнес по-японски и наивная интонация рассказчицы, мастерски переданная в переводе. Воспитанные на текстах Акутагавы и Кобо Абэ испытают настоящий эстетический шок, столкнувшись со столь простодушным письмом: "Какое это трудное, мучительное дело - набирать высоту. Теперь я точно знаю, что мы с Песней (так! с прописной! - С. К.) составляем единое целое. Если отдавать ей себя без остатка, надо быть готовой к множеству горестных испытаний, но я и впредь буду летать".