Москва
Москва
Петербург

Длинные тени

u u u u u Мнение редакции
Бывшая балерина Малого оперного театра Наталья Шереметьевская вспоминает самое драматичное в истории советского балета 30-40-х годов.

Балерины нечасто становятся театральными критиками — и Наталья Шереметьевская скорее исключение. Она танцевала в петербургском Малом оперном театре и в ансамбле Игоря Моисеева. Затем сделала крутой разворот… и переместилась в зрительный зал. Ее мемуары написаны в типичной петербургской манере — сдержанной и академичной даже в описании бытовых деталей. Вспоминая самое драматичное в истории балета 30—40-х годов, Шереметьевская ухитряется никого не обидеть. И все же сквозь профессорский слог пробиваются живые детали и яркие обстоятельства. Например, описание того, как в блокаду сошедшая с ума из-за смерти ребенка балерина оклеветала коллегу-немку Гейденрейх — мол, та ждет взятия города фашистами. Потом, опомнившись, принесла арестованной свой хлебный паек. Подсудимой это не помогло — ее посадили и отправили в Пермь. Там же находился в эвакуации Мариинский театр — и друзья сумели вытащить Гейденрейх из лагеря. Вернуться в Ленинград ей не разрешили, и она осталась в городе, где основала знаменитую ныне пермскую школу балета.

Шереметьевская описывает кровожадные и вегетарианские времена отстраненно, но тем, кого интересует история советского балета, будет любопытно прочесть о первых шагах Леонида Якобсона, Олега Виноградова и Бориса Эйфмана.

30 августа 2007,
Длинные тени
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация