Дмитрий Жилинский

О событии

Ретроспектива произведений столпа советского искусства застойного периода Дмитрия Жилинского открылась в эти дни в Третьяковке.

Серьезную — почти в 100 картин — ретроспективную выставку действительного члена Академии художеств тщательно собирали по музеям и частным коллекциям. Академик твердо уверен в том, что современность принимать во внимание не следует. Все лучшее осталось в прошлом, если точнее, то в раннем Возрождении.

Самую знаменитую картину «Гимнасты СССР» Жилинский написал в 1965 году. По сюжету она, казалось бы, должна демонстрировать преимущества социалистического строя. Однако чемпионы и победители застыли в каких-то манерных позах, изображая античных олимпийцев, написанных ренессансным мастером.

Произведения Жилинского славятся тщательной проработкой, иногда — очень большими размерами и обилием символов. Желающие могут призадуматься над смыслом деталей, заполняющих поверхность картин, и погрузиться в атмосферу воплощенной духовности, в которой пребывают их герои. Все они — от гимнас-тов до «Святослава Рихтера», от августейшей фамилии Швеции до членов семьи самого Жилинского — погружены в мысли глубокие и возвышенные.

Советский академик Жилинский — истинно романтический и позитивный художник: чистые и ясные цвета, старинная техника — специально возрожденная темпера на деревянной доске. Такое искусство должно служить народу — украшать светские салоны, залы официальных приемов и резиденции негоциантов.

Некий диссонанс в благолепие выставки может внести только картина «Купающиеся солдаты», написанная в 1959 году, когда молодой художник принадлежал к так называемому «суровому стилю», представители которого решили говорить правду об окружающей жизни. В свое время эту работу сильно ругали, потом запрятали в запасники Союза художников, а недавно обнаружили. За что картину клеймили, понять смогут только те, кто читал «Доктора Живаго» в полуслепых ксероксных копиях. Что же касается самого Жилинского, то судьба его сложилась в высшей степени удачно: он, сохраняя честь и достоинство, сделал ошеломительную карьеру в советские времена, да и теперь вовсе не страдает от отсутствия заказов. И самое главное — он породил множество последователей, которые развили метафоризм и его самоуглубленность до размеров барочного гротеска.