Zaeblo

О книге

Свои стихи Романова пишет на языке, где смешаны обсценная лексика и чуть ли не все разновидности сленга: "албанский", жаргон неформалов, арго обитателей коммуналок.
Русские слова под заголовком латиницей — пытка и отрада для филологов. Автор и сам филолог. В Соляном переулке работает Школа грамотности Натальи и Николая Романовых, где детей и взрослых учат писать без ошибок, опираясь на внутреннюю логику языка. Ну а стихи Романова пишет на языке, где смешаны обсценная лексика и чуть ли не все разновидности сленга: популярный в ЖЖ "албанский", жаргон неформалов, арго обитателей коммуналок. Молодежи эта смесь понятна без перевода.

Романова не играет на контрастах. Наоборот, уравнивает в правах всех и вся. Петербургских фундаменталистов с "синюками" из героинового гетто у метро "Автово" и хозяйничающим в чужой ванной призраком то ли "Анн Ахматовой", то ли Зинаиды Гиппиус. Чуть ли не берроузовские страсти по завхозу с засунутым в анус вантузом — с "гендерной контркультурой". Жуткие истории о тете Люде, продавшей кота ради билета на концерт "лысова дядьки с гитарою", и о скинхеде, оттяпавшем голову кавказцу-налетчику, рассказаны со спокойной фольклорно-балладной интонацией.

Заснуть после созерцания этого гротескного парада-алле немыслимо. Отличить, где сарказм а-ля Зощенко, а где философское приятие действительности, сложно. Разобрать, где суровая правда жизни, то есть "жызни", а где сюр а-ля Мамлеев, трудно. Ясно одно: стихи, как и встарь, иногда растут из сора, и росту их не вредит, если сор предварительно изучен, рассортирован и взвешен.