The Rapture

О событии

Сейчас нью-йоркцы The Rapture играют яркий поп-фанк, но недавнее панк-прошлое помнят еще очень хорошо.

Четыре года назад вся музыкальная пресса всполошилась из-за одного-единственного альбома The Rapture "Echoes". Эта пластинка, возможно, плод самого удачного творческого союза последнего десятилетия и своего рода манифест дэнс-панка; музыки, которую, с одной стороны, делает безбашенный молодняк, истязающий гитары в полуподвальных клубах, а с другой - очкастые снобы-меломаны, продюсирующие модную электронику.

В роли молодняка на "Echoes" выступили сами The Rapture (до этого альбома они играли непотребный и дребезжащий нойз-панк), а продюсировали пластинку Джеймс Мерфи и Тим Голдсворфи c лейбла DFA (дом LCD Soundsystem). Истеричное и необузданное звучание нью-йоркского трио, с крикливым фальцетом и рвано-грязными риффами украсилось точно просчитанной DFA-электронщиной: звоном колокольчиков, гулом секвенсоров и заботливо выверенным ритмом драм-машинки. В результате престижное онлайн-издание Pitchforkmedia назвало "Echoes" альбомом года, а лейбл-гигант Universal подхватил группу прямо на взлете и забрал к себе.

Дальше пути DFA и The Rapture разошлись, да и сама группа чуть не распалась - участники не выдержали напора собственных песен во время тура и под окончание гастролей уже видеть друг друга не могли. Потому на концерте в "Б1" в этот четверг материал четырехгодичной давности, к сожалению, прозвучит в меньшем объеме. Сейчас The Rapture, взяв в состав четвертого участника, обкатывают свой дебют на Universal, альбом "Pieces of the People We Love", на котором, казалось бы, неуемные беспредельщики успокоились и заиграли разгильдяйский фанк. Для записи диска лейблом был выписан продюсер Danger Mouse, студийный руководитель проектов Gorillaz и Gnarls Barkley. Он обдал музыку солнечными и мирными аранжировками: радужные притопы и прихлопы, простые ритмы и мелодии, игриво подпевающие девочки, в общем, "вот оно какое, наше лето".

Как ни крути, это чертовски приятная музыка; утомленно-ленивая и по-хорошему попсовая. Конечно, не без мелкого хулиганства: к примеру, в песне "Get Myself Into It" звучит вполне себе авангардистская саксофонная партия, а в текстах царит немного циничная ирония. На общую слащавость альбома это, правда, не влияет, зато живьем группа звучит идеально. На фоне новых песен как гром среди ясного неба вдаривают материал с "Echoes", а иногда так расходятся, что возвращаются к самым старым вещам - например, играют песню "The Chair That Squeaks" ("Скрипящий стул"), состоящую из отвратительных визгливых риффов, гула расстроенной бас-гитары и пронзительного фальцета. Так что, направляясь в "Б1", будьте готовы провести вечер легко и непринужденно, но беруши на всякий случай тоже захватите.