Гиперреализм и окрестности

О событии

О том, что новое - это хорошо забытое старое, напоминают семидесятники в свежеоткрывшемся выставочном центре на Дубровке.

Еще одна промзона пала под натиском искусства. На этот раз — совершенно неактуального, наоборот, вроде бы давно и счастливо почившего в бозе. Первые две выставки в новеньком культурно-выставочном центре со смелым названием «Галилей» отданы семидесятникам. Пафос у заведения — не чета ведущим нашим галереям и даже новорусским фондам, хотя намерения, несмотря на героическое название, вполне коммерческие. Учрежденный, как сообщает официальный сайт, при поддержке Европейской подшипниковой корпорации, центр пока гордится в основном приличными размерами зала — 1000 кв. м — и необычайной широтой интересов. Разместившись на территории бывшей проходной завода «Мосподшипник» и прилегающих производственных площадях, организация планирует заняться искусством и философией, и экспериментальным кино. Пока «оригинальная и разноплановая программа» еще не сформулирована, директор зала Павел Сидоров говорит, что «находится в поиске».

Поколение, начинавшее в 70-х, и чрезвычайно успешное тогда, теперь все чаще объявляют обделенным вниманием (при немыслимом числе выставок в музеях и галереях). Возможно, чтобы компенсировать иллюзию потерянности, семидесятники теперь все чаще выступают, как в молодости, стройными, хоть и слегка поредевшими рядами. Плотность их настолько велика, что даже отобрать чистых «гиперреалистов» куратору Ирине Ефимович-Пьецух помешали семейные и всякие другие связи — пришлось включить и «окрестности». Это тем более справедливо, что русский гиперреализм сам был немного «окрестностью».

Родившийся в Америке, близкий к поп-арту гиперреализм на советских просторах превратился в нечто себе самому — холодному и жесткому — противоположное: мягкое, почти задушевное. Не совсем ловко устроившись между кондовым советским и романтически-запрещенным нонконформистским искусством, отечественные гиперреалисты Сергей Базилев, Сергей Шерстюк, Сергей Гета со сменой эпох будто провалились в трещину времени. Самого большого успеха достиг Семен Файбисович со слегка расфокусированной, нежной манерой изображения неприглядного «совка». Увы, Шерстюка уже нет, а Файбисович увлекся фотографией. Зато другие покажут на выставке и вполне новые работы. Явление честной компании попало сразу в две тенденции: живописью, основанной на точном воспроизведении фотографии, сейчас набиты ярмарки, выставки и даже подземный переход у ЦДХ, а приведение промзон в высокохудожественное состояние — главная тенденция нашей эпохи.

Спецпроект

Загружается, подождите ...