Москва
Москва
Петербург

Встреча с Модильяни

В ГМИИ открывается небольшая, но гордая выставка Амедео Модильяни. Картины, рисунки и скульптура собраны буквально по одной из самых знаменитых музеев мира.

Имени Модильяни на афише достаточно, чтобы в музей выстроилась очередь из модной публики, — это правило одинаково работает в Париже и Москве. Длинношеие незрячие дамы, странноватые большерукие кавалеры, тягучие обнаженные великого француза пользуются стабильным успехом — вне зависимости от того, супервыставку из них сооружают или так себе. Пушкинский старается как может, против обыкновения используя все возможные связи в музейном мире.

Причину такого прилежания, возможно, следует искать в дате открытия, чудесным образом совпавшей с юбилейным, 85-м, днем рождения директора музея Ирины Александровны Антоновой. Фантастической дате — отличную выставку, а заодно и яркое доказательство того, что в пороховнице есть не только порох, но и по-прежнему серьезные связи, поддержка спонсоров и все что положено.

В экспозиции — два десятка картин, столько же рисунков и скульптура, собранные буквально по одной из самых знаменитых музеев мира. Среди участников: музей Метрополитен и музей Гуггенхайма из Нью-Йорка, парижские Музей современного искусства и музей Пикассо, Лондонская галерея Тейт, Художественный институт Чикаго. Знаковых шедевров на выставке немного — но даже картины из частных собраний имеют безупречное происхождение, а без некоторых из них рассказ о творчестве художника просто невозможен. Особенно радует «Портрет Пикассо» из собрания Григоришина — подобные вещи не приобретались нашими коллекционерами с начала Первой мировой войны.

Во всем прекрасный, разве что немного однообразный и ни в какие рамки не помещавшийся, Модильяни писал в основном портреты: изображения друзей, коллег, меценатов, их знакомых и родственников. Три роскошные «Обнаженные», портрет Хуана Гриса, одно из самых ранних изображений последней музы Модильяни Жанны Эбюртен «Голубые глаза», образ другой его возлюбленной — английской журналистки Беатрис Хастингс «Мадам Помпадур» легко оправдывают присутствие других, не вполне зрелых или не слишком знаменитых работ, призванных показать эволюцию художника. Об увлечении наивным африканским искусством напоминает и единственная скульптура на выставке — «Голова женщины» из Музея искусств Филадельфии.

Среди 27 графических листов есть и особенно дорогое для российской культуры изображение Анны Ахматовой — в результате войн и революций из привезенных поэтессой на родину сохранился лишь один рисунок этой серии. Российский акцент выставки едва заметен — кроме образа Ахматовой его поддерживают два портрета почти «наших» художников: уроженцев литовской части Российской империи, скульпторов Пинхауса Кременя и Жака Липшица (с женой). Сентиментальных зрительниц потрясет портрет беременной Жанны Эбюртен, написанный незадолго до смерти Модильяни и самоубийства его возлюбленной. Романтическую биографию художника — Париж начала века, Монмартр, богема, абсент, гашиш, прекрасные музы, тяжелая болезнь, ранняя смерть — иллюстрируют документами и фотографиями из Института Модильяни (Париж — Рим).

14 марта 2007,
Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация