Москва
Москва
Петербург
u u u u u Мнение редакции

Хозяйка анкеты

Ладно скроенная комедия открыто провозглашающая, что ни в театре, ни в жизни никакого смысла нет и не может быть.

Мария Сергеевна, вдова генерала Пашкевича, собирает у себя дома компанию для проведения спиритического сеанса. Вызывая владыку царства духов Даршемидаца, они надеются получить у него ответы на самые волнующие вопросы. В генеральшу влюблен статский советник Начинкин — по совету духа он находит ключ к ее сердцу в тетрадке со школьной девичьей анкетой. Второе действие: наше время, ангельского вида юноша приходит к шарлатану, желая вызнать у него смысл жизни. Тот уже готовится ввести искателя в транс и исчезнуть с его бумажником — но посетитель оказывается милиционером с группой захвата наготове. «Вот тебе, сука, смысл жизни», — произносит искатель, когда на духовидца надевают наручники.

В «Хозяйке анкеты» еще раз, после удачного прошлогоднего спектакля «Голубой вагон», встретились режиссер Алексей Левинский и драматург Вячеслав Дурненков — две, на первый взгляд, совершенно разные фигуры отечественной сцены. Левинский — режиссер-авангардист, много лет выстраивающий свою концепцию театра на эксплуатации советских реалий и биомеханике Мейерхольда. Дурненков — современный драматург, история театра его мало интересует, в своих пьесах сводит постмодернистские игры и цитаты из русской литературы с размышлениями о жизни. Сходятся авторы постановки только в одном: ни в театре, ни в жизни никакого смысла нет и не может быть.

В пьесе Дурненкова ирония перемежается с сочувствием, а времена и города перемешиваются в едином котле — в нем же варится и спектакль Левинского. Вслед за драматургом режиссер с удовольствием помещает действие в условное время условного русского города, который в первом действии притворяется Москвой, а во втором оказывается Петербургом. Генеральша ходит с веером семенящей походкой японской гейши; в девичьей анкете XIX века появляется графа «любимый киноактер». Все, что делают персонажи этого спектакля, не имеет иного смысла, кроме чисто игрового: театральностью пронизаны каждые жест, слово, элемент декораций. Здесь понарошку едят стеклянные синие сливы и пьют воду из воображаемых бокалов. Все звуки гипертрофированы до предела — бокал разбивается громче, чем орет сигнал скорой помощи. Левинский открыто провозглашает «театр ради театра» — и если драматурга отсутствие смысла печалит, то режиссеру он просто не нужен.

28 марта 2007,

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация