Мыслящий реализм

О событии

Выставкой "Мыслящий реализм" известный художественный критик и куратор Екатерина Деготь приветствует "новую элитарность".

Выставкой "Мыслящий реализм" известный художественный критик и куратор приветствует "новую элитарность".

Сейчас модно развешивать рядом с классикой недавно сделанные работы. В России это первый эксперимент — чего вы хотели добиться?
Мне было интересно повесить в Третьяковке современные вещи, находящиеся, скажем так, в диалоге с картинами, которые там есть. Пусть даже этот диалог не всегда очевиден. И посмотреть, что будет. Ведь вещи, которые там висят, все эти реалисты-передвижники — они тоже когда-то делались с той же целью, они создавали вокруг себя поле дискуссии. Может быть, это их пробудит вновь.

И кто заметит пробуждение?
Когда я готовила проект, то вспоминала перформансы "Коллективных действий". Меня всегда интересовало, что происходит после них. Вот, например, Андрей Монастырский вывешивает в лесу длинный лозунг с таким примерно текстом: "Я давно уже не был в этих местах, но все-таки чувствую, что…". Приезжают его знакомые, веселятся, проводят акцию, выпивают. И уезжают в Москву. А наутро проходит мимо колхозник и видит лозунг с эдаким пассажем. И что он подумает? Не сойдет ли он вообще с ума?

Кто участвует в проекте?
Эрик Булатов, Илья Кабаков, Ольга Чернышева, Дмитрий Гутов… Я привлекала художников, которых интересует реализм. Их оказалось больше, чем я ожидала. Илья Кабаков часами мне рассказывал, как его увлекает художник Федотов и мало волнует Энди Уорхол. Сказывается усталость от современного искусства, от того, что оно легко превращается в попсу. Ведь ждали другого: авангарда, элитарности, непонятости широкими массами. Для многих художников это, между прочим, важно.
Массы сейчас любят, чтобы было видео, фото, чтобы все мелькало и прыгало. Тогда это искусство. А картины с крестьянским сюжетом — какие-то несчастные люди, крепостные… Это уже мало кому интересно, кроме Третьяковской галереи, которая живет в своем особенном мире. И это прекрасно! Так мы обретаем новую элитарность.