Москва
Москва
Петербург

И цвет и звук

Цветомузыка в рамках XXXIV фестиваля «Декабрьские вечера Святослава Рихтера» и к 100-летию знаменитого пианиста.

С тех пор как в 1981-м Святослав Рихтер и Ирина Антонова задумали «Декабрьские вечера», это словосочетание уже стало нарицательным: весь предновогодний месяц в Пушкинском музыка сосуществует с изобразительным искусством. Нынешний фестивальный извод к тому же стал прелюдией к юбилею Рихтера, что будут отмечать в 2015- м, выставка же цитирует слова из «Игры в бисер» Гессе. А пока на Волхонке будут играть Николай Луганский, Александр Князев, Игнат Солженицын, Денис Мацуев, Борис Андрианов, Борис Березовский, Александр Рудин, Наталья Гутман, Юрий Башмет… В пандан к «образам» музыки Ирина Антонова (нынешнюю выставку они готовили вместе с Инной Прусс) решила показать музыку в живописи (и немного — в скульптуре, взяв, например, «Музыканта», изящного кубофутуристического флейтиста Ивана Клюна из Третьяковки, и «Сожженную скрипку» «нового реалиста» Армана, словно распадающуюся и вместе с тем застывшую в неопределенности, — из самого ГМИИ).

Помимо произведений из самого Пушкинского, Третьяковской галереи и Русского музея, в Москву на «гастроли» прибыли картины из Лувра, Орсе, Центра Помпиду, Дрезденской галереи и Центра искусств королевы Софии в Мадриде. Всего около 30 работ, и в каждой — желание увидеть музыкальность в застывших формах и попытаться дать почувствовать процесс рождения музыки, когда созвучия будто навеяны цветом — или наоборот.

Сам Рихтер тут на портрете Дмитрия Жилинского, играющий в Итальянском дворике Пушкинского музея. Никакой специальной концепции нет — хронология и восприятие музыки. У Брюллова печально красивые римские монахини поют у органа, у пейзажиста Камиля Коро — не просто природа, а фон для Гайдэ с мандолиной (художник, видимо, объединил Гайдэ из байроновского «Дон Жуана» и дочь Али-паши, невольницу графа Монте-Кристо). Символист Морис Дени пишет эскиз к оратории, панно в приглушенных зеленовато-голубовато-бежевых тонах к декорации «Вечное лето» с арфистками. Странным образом вдруг сближаются Шагал и Дали (они и расположены друг за другом) с парящими предметами, но где у Шагала всегдашняя гармония с летящими зелеными скрипачом и виолончелью, у Дали — привычная жесткая ирония с атакующими виолончель тумбочками и кроватью.

Но одна из самых запоминающихся вещей — карикатура Джеймса Энсора «В консерватории»: известные музыканты начала XX века исполняют, как умеют, вагнеровский «Полет валькирий», в то время как сам композитор на портрете «спускается» с потолка, плача от негодования и затыкая уши. Так что тут не только высокая гармония, цветомузыка и шутки не чужда.

Иллюстрация: Джеймс Энсор. В консерватории. 1902. Париж. Музей Орсэ

5 декабря 2014,
Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация