Таба циклон

О книге

Дебютная книга молодого глянцевого журналиста, наглядно показывающая, что дело Виктора Пелевина живет и побеждает. Юные герои (срисованные под своими настоящими именами с ближайших знакомых автора) объясняют сущность герменевтики при помощи капелек дерьма, зависают на рейвах и по ходу повествования вообще теряют понимание, где кончается реальный мир и начинается виртуальный. Сам Даня, бестрепетно называющий себя «последним великим писателем», тусуется с ними и выслушивает жалобы по поводу того, как он плохо с ними обходится. Если прислушаться, можно уловить отзвуки ленинградской прозы 20-х годов — в первую очередь, Константина Вагинова. Генетическая память — поразительная вещь.