Viva, парфюм

О спектакле

Перелицованный Марком Розовским сюжет знаменитого романа Патрика Зюскинда. Парфюмер у него действует в России, и в качестве объекта в спектакле даже присутствует гора Валдай.

Не секрет, что основой для мюзиклов часто становятся сюжеты из вполне серьезной литературы — взять хотя бы «Иствикских ведьм„ по Апдайку. Свой новый музыкальный спектакль “Viva, парфюм„ Марк Розовский поставил по мрачному роману Патрика Зюскинда “Парфюмер„ — о человеке, одержимом идеей создания запаха, с помощью которого можно будет править миром. Собирая ингредиенты, герой изобретательно и хладнокровно убивает несколько десятков юных дев.

Розовский не первый раз берется за мюзикл: достаточно вспомнить, что он был сценаристом знаменитой киноверсии “Трех мушкетеров„, а его “Страйдер„ в 1979 году исполнялся на Бродвее. Может быть, именно опыт работы в коммерческом театре подсказал ему, что можно использовать в раскрутке нынешней работы элемент полуправды. Во-первых, про то, что в основу “Viva, парфюм„ положена нашумевшая книга, следует забыть сразу же. Розовский полностью переписывает первоисточник, перенеся действие из Парижа XVIII века в Россию того же времени, переименовывает героя из Гренуя в Андрея Неказистого и даже включает в действие поющую гору Валдай. Во-вторых, на пятиминутную роль одной из убиенных девушек он приглашает звезду российского “Метро„ и Notre Dame de Paris Теону Дольникову. Именно ее мощный голос звучит в рекламных роликах спектакля на радио.

В начале действия режиссер объявляет, что не согласен с известными словами пушкинского героя, что “гений и злодейство — две вещи несовместные». Мол, вся российская история их опровергает. Это сильное вступление сменяется чередой не вполне осмысленных и оригинальных танцевальных номеров, песен и развязных шуток. Но в финале Розовский все-таки возвращает запутавшегося зрителя к своей мысли: гениальный парфюмер-душегуб, оказывается, спас страну нашу от смрада, а изобретенный им запах очистил атмосферу. Вот так.