Ежик в тумане

О спектакле

Грустная и трогательная притча о дружбе и одиночестве, поставленная по знаменитой сказке Сергея Козлова.

Ставить «Ежика в тумане» на театральной сцене после мультфильма Юрия Норштейна — смелый шаг. Режиссер спектакля и педагог Щукинского училища Андрей Щукин, кажется, знал, на что шел, — и храбрость в порядке исключения помогла ему поставить спектакль так, как будто знаменитой «экранизации» никогда не существовало. Однозначно записать эту работу в категорию детских не получится — она скорее понравится интеллигентным школьникам (глупые капризули помладше будут ныть «я ничего не панима-а-аю») и их родителям, если те еще помнят, что облака на сухой горох не ловятся, только на одуванчики, и ценят грустные притчи о дружбе и одиночестве.

Сказку Сергея Козлова, а именно она легла в основу знаменитого мультфильма, Щукин ставит почти дословно, только вместо лошади тут Ослик (Дмитрий Кубасов). Худенький романтичный Ежик, укутанный в длинный шарф (Юрий Красков), пилит дощечки для скрипки, рассуждает о вечном, хорошо шипит слово «шышшки», чуткими встревоженными ушами ловит звуки и голоса большого леса. Медвежонок (Евгений Косырев) так и сяк крутится на боку во время спячки, пытаясь услышать во сне обещанное Ежиком пение лягушки, но та только нагло смотрит в его спящие глаза и молчит. Медвежонок здесь вообще самый лучший — со своей неуклюжей, лишенной всяких философских прикрас дружбой он тут кажется самым настоящим. На таких лес и держится.

Спецпроект

Загружается, подождите ...