Горе от ума
Time Out

О спектакле

Чацкому не хватило ума понять, что он – третий лишний

Спору нет, «Горе от ума» затвержено, заучено, зачитано до дыр. Гениальная пьеса, прославившая русского дипломата, занимает почетное место в университетских и школьных учебниках. Сергей Арцибашев поставил Грибоедова в театре «На Покровке», минуя ученические штампы, с одной стороны, и без каких-либо заигрываний с современностью — с другой. Но благодаря тому, что режиссер внимательно вчитывался в текст и занял талантливых актеров, получился весьма изящный спектакль.

В своем «Горе от ума» режиссер проникся большим сочувствием к персонажам негероического склада. Все патетические разгромные речи Чацкого (Евгений Булдаков) тонут во всеобщем очаровании обитателей и гостей фамусовского дома. Здесь молодой красавец Скалозуб (Сергей Ищенко) в мундире с иголочки и с обворожительной улыбкой гораздо симпатичнее маленького, прыщавого, нетактичного Чацкого. А миловидный, как участник мальчишеской поп-группы, Молчалин (Сергей Загребнев), глядя сверху вниз на странствующего героя со снисходительной улыбкой, наставляет его, словно ребенка: «Ведь надобно ж зависеть от других…» И это звучит убедительней «гонений на Москву». Главной в грибоедовском тексте Арцибашеву показалась тема не лишнего человека, а неудачного любовника. Именно поэтому Чацкий уподобляется балаганному Петрушке, который в антракте рассказывает зрителям, что, вернувшись из путешествия, обнаружил у жены любовника и тут же прибил его. По сравнению с красавцами Скалозубом и Молчалиным Чацкий жалок и асексуален, он лузер еще и потому, что в любви, предполагающей супружество, нужны «чудеснейшие» качества Молчалина, а не «грозный взгляд и резкий тон».

Спецпроект

Загружается, подождите ...