Игорь Макаревич, Елена Елагина "В пределах прекрасного"

О событии

На своей выставке в Третьяковке супруги Игорь Макаревич и Елена Елагина представляют результаты своей экспедиции внутрь черепа советского человека.

Заслуженные художники, дождавшиеся очереди на персональную выставку в Третьяковке, обычно настаивают на том, чтобы представить свои свежие работы. Но Игорь Макаревич и Елена Елагина не просто лауреаты каких-то премий, а заслуженные концептуалисты. Поэтому даже их решение сделать строго ретроспективную экспозицию можно было бы воспринять как очередную мистификацию. Но не тут-то было. Все правда: родились, учились, работали, потом поженились, художники-универсалы. Елагина помогала Эрнсту Неизвестному ваять знаменитое надгробие для Хрущева, Макаревич был важным человеком в мире книжной иллюстрации. Дружат с Ильей Кабаковым, принимают активное участие в перформансах эфемерной арт-группы «Коллективные действия». Обманка запрятана гораздо хитрее. Десятилетиями эти мастера — то вместе, то врозь — бесстрашно изучали бесконечные метафизические глубины подсознания советского человека. Задача истинных художников не только в том, чтобы погрузиться в эти провалы и пропасти — нужно еще уметь и успеть из них вынырнуть, и в назидание будущим поколениям поведать об увиденном, а это могут только хорошие рассказчики.

Вот добросовестно изложенное Еленой Елагиной жизнеописание Ольги Борисовны Лепешинской, ученого, много сделавшего для того, чтобы продлить жизнь советского человека до 150 лет и тем самым существенно увеличить его трудовой стаж. Вот Homo Lignum (человек деревянный) Н. И. Борисов (1927-1989), от имени которого Игорь Макаревич рассказывает, как скромный бухгалтер деревообрабатывающего комбината превратился в грустного немолодого Буратино. Вот одна из последних совместных работ — «Паган». Грибы, оказывается, не только служат людям пищей и средством передвижения в психоделических путешествиях — они еще и являются важным революционным фактором в геополитике и геокультуре.

Все эти персонажи — призраки, реальность которых подтверждается только безукоризненным и тонким мастерством, с которым изготовлены и дневники Ольги Борисовны Лепешинской, и скульптурные автопортреты деревянного человека. Выставка не случайно называется «В пределах Прекрасного»: искусство осталось единственной областью реального в мире, давно уже завоеванном симулякрами.

Спецпроект

Загружается, подождите ...