Фортепианные пьесы, ор. 72

О альбоме

Игра Плетнева мета-музыкальна (музыка как знак чего-то большего); он как бы не рассказывает, а умалчивает.
В "Чувствительном милиционере" Киры Муратовой есть незабываемый кадр: камера очень медленно наезжает на голую кирпичную стену под "Октябрь" из "Времен года" Чайковского за кадром. Вряд ли в кино можно передать более тоскливое и пронзительное чувство. Примерно такое же по силе и характеру чувство возникает от крайне сдержанного плетневского исполнения. Текст Чайковского делится на него без остатка.

Игра Плетнева мета-музыкальна (музыка как знак чего-то большего); он как бы не рассказывает, а умалчивает, а это куда более трудная повествовательная техника. В технике умолчания вынужден был работать и сам Чайковский, под конец жизни достигший абсолютного мастерства и абсолютного одиночества. Исполнение конгениально музыке настолько, что остается лишь предположить, что и Плетневу есть о чем умалчивать. За каждой пьесой у него брезжит своя кирпичная стена.