Москва
Москва
Петербург

День опричника

u u u u u Мнение редакции
Автор:
Политическая антиутопия с полным описанием обычного рабочего дня опричника Андрея Даниловича Комяги.

Новый роман Владимира Сорокина — это полное описание обычного рабочего дня опричника Андрея Даниловича Комяги, начавшегося в восьмом часу утра и завершившегося далеко за полночь. У государева человека много дел: нужно «задавить„ столбового (то есть спалить усадьбу и повесить хозяина на воротах), утвердить новую программу скоморохов, “погасить„ звезду (то есть устроить публичную выволочку популярному сказителю, допускающему крамолу) и, наконец, слетать в Тобольск к ясновидящей Прасковье по личному поручению любвеобильной Государыни… А еще пришлось спешно мчаться в Оренбург осаживать покусившихся на опричные барыши таможенников с Дороги (многоярусной скоростной магистрали, по которой идут товары из Китая в Европу). Дел у Комяги невпроворот, в шевелюре уже ранняя седина — но все у него получится, пока стоит опричное братство. Этот союз, скрепляемый “общаком„ и совместными оргиями, — опора Российского государства, воскресшего в десятые годы XXI века после Серой смуты. С тех самых пор, как оно отгородилось от всего мира Стеной и на престол взошел батюшка нынешнего Государя, первый царь Николай Платонович…

Сорокин уже приучил читателя и к запредельному эпатажу в своих ранних вещах, и к возвышенной космогонии в “ледяной„ трилогии. А сейчас вдруг представил публике нечто третье — лишенный всякой концептуальности политический памфлет, сатирическую державную антиутопию с работающими на кириллице “умными машинами„, привязанными к бамперам красных опричных “меринов„ собачьими головами и авиабилетами по 12 рублей. Но, если приглядеться, никакого коренного поворота у писателя не произошло. Сорокин продолжает постмодернистски паразитировать на русской литературе. Только на этот раз в качестве материала для клонирования используется не классика XIX века и не соцреализм, а новейшая фантастическая беллетристика — от “Последнего героя„ Кабакова и рыбаковского “Гравилета „Цесаревич“„ до имперских опусов Павла Кирсанова, пелевинского стеба и даже интеллигентской иронии Акунина. Именно у последних двух, похоже, автор позаимствовал новую для себя манеру выставлять на посмешище узнаваемых современных деятелей, кокетливо прикрывая их прозрачными псевдонимами: воспевающий государя маститый поэт Владислав Сырков, старые шуты Павлушка-еж и Дуга-леший (“Круглолицый Павлушка бормочет: „В-асть, в-асть, в-асть!“, волосатый Дуга ему подкрякивает: „Ев-газия, Ев-газия!“„).

Но главное произведение-донор — это, конечно, “Кысь„ Татьяны Толстой. Из нее перекочевала в “День опричника„ псевдофольклорная словесная вязь, загустевшая до лубка: “Движением перста удаляю от себя бледную рожу нашего либерала. Гнусны они, яко червие, стервой-падалью себя пропитающее. Мягкотелость, извилистость, слепота — вот что роднит их с червием презренным„. Только Толстая писала о сохранении интеллигенции после Катастрофы, а Сорокин — о ее окончательном разрушении после великодержавного Возрождения. На вопрос, каким образом будет происходить это “возрождение», автор отвечает безо всяких экивоков. Достаточно вспомнить, кого из современных сановников зовут Николаем Платоновичем.
18 августа 2006,
День опричника
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация