Уистлер и Россия

О событии

Произведения выдающегося художника Джеймса Уистлера показываются в контексте связи его творчества с Россией.

В центре по изучению творчества Уистлера в далекой Шотландии дошли руки до России. Родившийся в Соединенных Штатах художник жил в Париже, Лондоне и Петербурге слыл эстетом и нахалом, охотно ввязывался в скандалы, среди которых главным считалась его великолепная живопись - теперь непросто понять, почему. Годы, проведенные в нашем отечестве, ранее удостаивались лишь строчки в биографии мастера - теперь им посвящена выставка.

Картины самого Уистлера, в том числе и несколько настоящих шедевров, обложат видами Петербурга и окрестностей середины позапрошлого века и произведениями наших соотечественников, попавших под мощное влияние великого живописца. Настоящий подарок все еще справляющей юбилей Третьяковской галерее - прибытие "Гармонии в сером и зеленом: мисс Сисели Александер" из лондонской Галереи Тейт и "Аранжировки в сером и черном, №2. Портрет Томаса Карлайла" из художественного собрания Глазго.

На изученном вдоль и поперек художественном пути Джеймса Уистлера Россия занимает далеко не самое важное место - он попал сюда в возрасте девяти лет. В России будущий гений прожил шесть лет - с 1843 по 1848 год. Пока его отец по приглашению Николая I строил железную дорогу из Петербурга в Москву, мальчик наслаждался искусством в Эрмитаже и посещал художественные выставки. От созерцания он быстро перешел к делу - учился у ученика самого Карла Брюллова и даже стал самым младшим студентом Академии художеств.

Всерьез говорить о влиянии на чудесного Уистлера марин Айвазовского и тем более картин Воробьева (их работы покажут уже за то, что отрок не мог их не видеть на академической выставке, которую - документально доказано - посетил) невозможно. Если он и выдавливал кого-то из себя по капле - то никак не Брюллова в переложениях, а все-таки Курбе. Серьезно увлекался Веласкесом, загадочным Востоком. Если в чем петербургский опыт и помог Уистлеру, то скорее в том, что в нудные академии он больше не совался, гипсы рисовать не стремился, а учился в парижской частной школе. Как ни удивительна концепция выставки, она хороша уже тем, что дает возможность увидеть в Москве замечательные произведения выдающегося художника. Гораздо хуже, если бы было наоборот.