Москва
Москва
Петербург

Грешники

u u u u u Мнение редакции
Автор, который в данном случае выступил как журналист и культуртрегер, собрал пятнадцать разнокалиберных персонажей эпохи девяностых, запомнившихся в первую очередь по музыкально-клубной тусовке.
Петербургская богема трудится над собственным мифом не покладая рук. К середине лета вышло сразу две книги о боевом андеграунде от семидесятых до девяностых. Павел Крусанов, Андрей Хлобыстин, Наль Подольский и Сергей Коровин вспоминают мертвых, а Илья Стогов опрашивает живых.

Если не считать традиционной агитпроповеди Стогова в финале, то проект получился замечательно-любопытный. Автор, который в данном случае выступил как журналист и культуртрегер, собрал пятнадцать разнокалиберных персонажей эпохи девяностых, запомнившихся в первую очередь по музыкально-клубной тусовке. Жанровый профиль героев не страдает единообразием - тут и виолончелист "Аквариума", основатель легендарного петербургского клуба "TaMtAm" Всеволод Гаккель, про которого самые прожженные циники, пожимая плечами, говорят - святой. И радикальный панк, автор антипутинских речевок, фронтмен банды "Последние танки в Париже" Леха Никонов. И любимец пэтэушниц, психоделический беззубый Горшок из группы "Король и шут". И парочка, которой самое место в книжках про Остапа Бендера, - клубный воротила, бизнесмен и авантюрист Юра Милославский; стиляга, эротоман и светский хлыщ Дормидошин. И музыкант группы "Два самолета" Антон Белянкин, гениальный организатор культурного досуга нескольких поколений богемной молодежи, на совести которого целых три малобюджетных и знаковых в Петербурге места - клуб "Грибоедов" (вместе с группой "Два самолета"), бар "Дача" (вместе с девушкой Анной-Кристин) и вот теперь "Фидель" (единолично).

Заслуга Стогова здесь не только в крайне удачном подборе информаторов. В разное время общаясь с вышеупомянутыми личностями, могу сказать, что раскрутить некоторых из них на лирический монолог, подобный приведенным в книге, - дело непростое. Здесь же каждая вторая развернутая реплика не просто откровенна - душераздирающа. Истории Лехи Никонова про выборгских пушеров и фарцовшиков, его же воспоминания о жизни и смерти одного из самых поразительных русских музыкантов - Эдуарда "Рэтда" Старкова, человека масштаба Моррисона и Курта Кобейна. Мысль о том, что промелькнувшие, как лихорадка субботнего вечера, девяностые, были временем страшным и уникальным, вряд ли может кого-нибудь удивить. Другое дело, что даже через остаточный драйв очевидцев и активных участников эта ночь в горящем Версале обожжет пятки любому стороннему читателю.

Тем более жалко и странно выглядит кода, в которой Стогов с деликатностью и изяществом телепроповедника водружает на щит музыканта Федю Чистякова, после секса-драгса-рок-н-ролла обратившегося в свидетеля Иеговы. Этот мелкий вывод на глубоком месте выглядит, как несвоевременная рекламная пауза, в которой втюхивают прокладки, а обещают почему-то - любовь и веру.

10 августа 2006,
Грешники
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация