Квартира-музей из частных коллекций Москвы

О выставке

Проект к открытию второго здания Отдела личных коллекций.

Строили, строили и наконец построили здание второй очереди Отдела личных коллекций по Волхонке, 8 — по соседству с нынешним. Ну и теперь новую площадку открывают рассказом о том, как обживают пространство художники, архитекторы и коллекционеры. В музее уже показана, например, мастерская Дмитрия Краснопевцева. Эту линию продолжит кабинет Якова Чернихова с архитектурными фантазиями, утопичность которых компенсируется смелостью.

За собирателей прекрасного отвечают квартира Романа Бабичева и умершего в 2010-м Игоря Сановича. У востоковеда Сановича произведения искусства были, можно сказать, как родственники, которые претендуют на все большую и большую жилплощадь, занимая комнату за комнатой. А там — в этом от родственников они все-таки отличаются — работы жили так даже на полу. И жили своей жизнью (хоть и прихотливо организованной хозяином): оказавшись рядом, завязывали свои отношения. Бок о бок были «прописаны», к примеру, агитационный фарфор и изразцы XVIII века. Или картины Михаила Ларионова, Пиросмани, иконы, японская вышивка и персидские миниатюры. У Бабичева охват не такой широкий, но своей коллекцией он тоже обрисовывает панораму. Только берется за советское искусство 1920–1940-х с его экспериментаторами вроде ОСТа, и с лирикой группы «13», и с соцреализмом.

Другую историю рассказывает Леонид Тишков. Сам художник, однажды он нечаянно наткнулся на датированные 1920-ми листы Дмитрия Тархова, образцы тогдашнего дизайна, что шел в массы вместе с парфюмерией, лекарствами и т. д., вплоть до конфетных фантиков. Нынешняя выставочная история будет о том, как тарховские опыты вдохновили Тишкова, когда тот, уже совсем в другую эпоху, взялся иллюстрировать «Двенадцать стульев» и «Золотого теленка».

Словом, в новом здании так и эдак толкуют о вечном — о том, как искусство приходит в жизнь и меняет ее привычный уклад. И о том, как потом то, что было повседневным окружением, приходит в музей. С теперешнего показа, правда, в ГМИИ ничего не останется. Это не подарок на новоселье, а временная выставка к юбилею Отдела личных коллекций, который 20 лет назад придумали литературовед и коллекционер Илья Зильберштейн и тогдашний директор музея Ирина Антонова.