Москва
Москва
Петербург
Смотреть фотогалерею

Георгий Костаки «Выезд из СССР разрешить...»

Временное воссоединение богатейшего собрания русского авангарда.

Греческий гражданин, родившийся в Москве, Георгий Костаки (1913–1990) всю жизнь собирал российское искусство. Вернее, сперва он просто собирал искусство. Все и без разбору — голландскую живопись, ковры, фарфор, чувствуя, что чего-то не хватает, новизны в такой коллекции нет. Тем не менее так продолжалось до 1946-го, когда Костаки купил первые работы авангардистов и понял, что они дадут фору его голландцам. У него будут Малевич, Кандинский, Татлин, Родченко (к выставке впервые раскроют обороты двусторонних «Борцов» и «Сюрреалистической абстракции»), Лентулов, Ольга Розанова, Александра Экстер, Шагал, Филонов… А еще странное «Восстание» 1925 года Климента Редько — красное, черное, желтое, Ленин вписан в ромб, машет руками, и все вместе напоминает иконографию «Спас в силах», правда, тут по бокам остались Троцкий, Луначарский… а за всем этим — бесконечные, как глухой забор, ряды черных «слепых» окон. Потом в его коллекции оказалось и советское неофициальное искусство, кроме того — словно соединяя авангард с древностью — иконопись. И даже народная игрушка.

Когда Костаки начинал собирать произведения авангарда, это было, с одной стороны, проще, чем сегодня (тот период еще не был по-настоящему оценен и востребован, и вещи зачастую можно было купить у наследников), с другой, сложнее — тоже из-за невостребованности того искусства, которое многие еще считали мусором. Но поскольку собирательство — в сущности, искусство в быту, нам обещают попробовать передать атмосферу квартиры Костаки, ставшей местом встреч тех, кому было небезразлично, интересно.

В одном из интервью дочь коллекционера Алики рассказывала, что отец еще в 1960-х говорил с Екатериной Фурцевой про создание музея современного искусства. Потом в 1970-х вел переговоры с Русским музеем, мечтал, чтобы авангард появился в постоянной экспозиции. Ничего не случилось — в то время коллекционирование само по себе было делом небезопасным, а он еще какие-то планы строил… А когда в 1977 году стало понятно, что придется из страны уезжать, захотел все подарить государству. В итоге главные работы — 142 картины и 692 графических листа — осели в Третьяковке, а то, что коллекционер увез с собой, после его смерти частично выкупили власти Греции для Музея современного искусства в Салониках. Увы, на сегодняшнюю выставку работы из Салоник привезти не удалось. Коллекция так и осталась разрозненной. Но, возвращаясь назад, отрадно знать, что он угадал, не ошибся — сейчас никто не назовет авангард хламом.

Иллюсрация: Попова Л.С. Установка. 1922. Эскиз сценической конструкции для спектакля. Бумага, графитный карандаш, цветные восковые карандаши, черная акварель, чертежные инструменты. 20 х 24,8

24 декабря 2013,

Места

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация