Москва
Москва
Петербург

Оборотень

u u u u u Мнение редакции
Всемирно известный итальянский детективщик Карло Лукарелли записал в число жертв Акунина.

Карло Лукарелли - сорокапятилетний человек-оркестр. Помимо остросюжетных романов он изготавливает сценарии для большого и малого экранов, зажигает по клубам вместе с панк-группой "Проект К", а также ведет телепередачи про криминал и преподает в летней писательской школе. В первую его русскую книжку вошли три вещи: собственно "Оборотень" (2001), "Almost blue" (1997) и "День за днем" (2000). Все они уже были опубликованы во многих странах, в том числе в США и Японии, куда иностранному автору пробиться очень сложно. Сквозной персонаж его книг - столь же прекрасная, сколь отважная, инспектор Грация Негро, специалист по серийным убийствам. В "Оборотне" она обезвреживает очередного Джека-потрошителя, методично изничтожающего окрестных проституток, а в романе "День за днем" охотится за суперкиллером по кличке Питбуль.

Занятно, что среди его бесчисленных жертв есть некий русский по фамилии Акунин. Совпадение неслучайно: синьор Лукарелли явно читал "Азазеля", потому что "заказала" этого Акунина... семья Зуровых (вспомним графа Зурова, друга Фандорина, погибающего в "Турецком гамбите"). Похоже, это не просто шутка, а признание внутреннего сродства: уроженец Пармы, как и московский постмодернист, берет сюжеты для своих книг главным образом из произведений коллег. Он оперирует успешно апробированными сюжетными блоками, стилистическими манерами, типажами, постоянно давая понять читателю: это не программа "Независимое расследование" - скорее уж "Угадай мелодию".

Полнее всего манера Лукарелли раскрывается в "Almost blue". Грация Негро расследует здесь серию убийств, совершенных законченным маньяком, который сам себя называет Игуаной. Помогает Грации обезвредить психопата слепой юноша Симоне, который, шаря по эфиру с помощью приемника-сканера, засекает телефонные разговоры злодея и помогает его вычислить. Не нужно обладать идеальным слухом Симоне, чтоб уловить в этом тексте обертоны "Молчания ягнят", - да автор и не скрывает, что как образ следовательницы, так и вообще сюжетная коллизия позаимствованы из романа Томаса Харриса и одноименного блокбастера.

Англоязычное название книги отсылает к песне Элвиса Костелло "Почти блюз". Его при желании можно перевести как "бледно-синий". Слепой от рождения Симоне дает всему, что слышит, цветовую характеристику: "Цвета обладают голосом, звучат, как и все вещи мира. Этот шум, шорох, шелест различим, я его могу распознать. И осмыслить". Эти монологи подозрительно напоминают внутреннюю речь героини романа французской детективщицы Брижит Обер - слепой и немой красавицы, также вычисляющей убийцу на слух. Но искушенному читателю придут на память еще и "Гласные" - знаменитый сонет Артюра Рембо.

Те читатели, кому наскучили подобные параллели в акунинских текстах, вполне могут переключиться на Лукарелли. Три года назад романы этих двух авторов соперничали в споре за британскую литературную премию "Золотой кинжал". Ныне они рубятся на российском литературном рынке - здесь, видно, ставки побольше.
28 июня 2006,
Оборотень
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация