Оборотень

О книге

Всемирно известный итальянский детективщик Карло Лукарелли записал в число жертв Акунина.

Карло Лукарелли - сорокапятилетний человек-оркестр. Помимо остросюжетных романов он изготавливает сценарии для большого и малого экранов, зажигает по клубам вместе с панк-группой "Проект К", а также ведет телепередачи про криминал и преподает в летней писательской школе. В первую его русскую книжку вошли три вещи: собственно "Оборотень" (2001), "Almost blue" (1997) и "День за днем" (2000). Все они уже были опубликованы во многих странах, в том числе в США и Японии, куда иностранному автору пробиться очень сложно. Сквозной персонаж его книг - столь же прекрасная, сколь отважная, инспектор Грация Негро, специалист по серийным убийствам. В "Оборотне" она обезвреживает очередного Джека-потрошителя, методично изничтожающего окрестных проституток, а в романе "День за днем" охотится за суперкиллером по кличке Питбуль.

Занятно, что среди его бесчисленных жертв есть некий русский по фамилии Акунин. Совпадение неслучайно: синьор Лукарелли явно читал "Азазеля", потому что "заказала" этого Акунина... семья Зуровых (вспомним графа Зурова, друга Фандорина, погибающего в "Турецком гамбите"). Похоже, это не просто шутка, а признание внутреннего сродства: уроженец Пармы, как и московский постмодернист, берет сюжеты для своих книг главным образом из произведений коллег. Он оперирует успешно апробированными сюжетными блоками, стилистическими манерами, типажами, постоянно давая понять читателю: это не программа "Независимое расследование" - скорее уж "Угадай мелодию".

Полнее всего манера Лукарелли раскрывается в "Almost blue". Грация Негро расследует здесь серию убийств, совершенных законченным маньяком, который сам себя называет Игуаной. Помогает Грации обезвредить психопата слепой юноша Симоне, который, шаря по эфиру с помощью приемника-сканера, засекает телефонные разговоры злодея и помогает его вычислить. Не нужно обладать идеальным слухом Симоне, чтоб уловить в этом тексте обертоны "Молчания ягнят", - да автор и не скрывает, что как образ следовательницы, так и вообще сюжетная коллизия позаимствованы из романа Томаса Харриса и одноименного блокбастера.

Англоязычное название книги отсылает к песне Элвиса Костелло "Почти блюз". Его при желании можно перевести как "бледно-синий". Слепой от рождения Симоне дает всему, что слышит, цветовую характеристику: "Цвета обладают голосом, звучат, как и все вещи мира. Этот шум, шорох, шелест различим, я его могу распознать. И осмыслить". Эти монологи подозрительно напоминают внутреннюю речь героини романа французской детективщицы Брижит Обер - слепой и немой красавицы, также вычисляющей убийцу на слух. Но искушенному читателю придут на память еще и "Гласные" - знаменитый сонет Артюра Рембо.

Те читатели, кому наскучили подобные параллели в акунинских текстах, вполне могут переключиться на Лукарелли. Три года назад романы этих двух авторов соперничали в споре за британскую литературную премию "Золотой кинжал". Ныне они рубятся на российском литературном рынке - здесь, видно, ставки побольше.

Спецпроект

Загружается, подождите ...