Королева красоты
Time Out

О спектакле

Суровая семейная драма ирландца Мартина Макдонаха про мучительные и неразрешимые отношения дочери с престарелой мамашей.

«Королева красоты» Мартина Макдонаха — произведение одинаково лакомое для театра и для зрителя. В нем две отличные женские роли: одна героиня средних лет, а другая — преклонных. В любом репертуарном театре вам расскажут, как мучительно трудно отыскать хорошую роль для актрисы в возрасте. Ну а сюжет наверняка заденет за живое едва ли не каждого в зале — семейные отношения, мучительные и неразрешимые, превращающие территорию обычной кухни в зону военных действий.

Маленький ирландский городок, незамужняя старая дева Морин вечно грызется со своей престарелой мамашей Мэг. Не просто грызется — мечтает, чтобы та умерла, в красках рассказывает ей же в лицо, как будет выглядеть на ее похоронах и что будет при этом чувствовать. Радоваться будет! Маменька тоже хороша — сознательно и с видимым удовольствием разрушает отношения дочери с мужчинами (точнее, с одним из них — давней любовью Морин по имени Пато). При каждом удобном случае называет дочку уродиной и сдвинутой: лет 15 назад Морин и вправду лежала в психушке после нервного срыва. Заканчивается все, понятное дело, плохо.

Режиссер Михаил Бычков предложил разыграть этот семейный дуэт двум сильным актрисам — Юлии Рутберг и Алле Казанской. Однако главная в его подробном, психологическом спектакле все же не Рутберг (хотя ее издерганная Морин заставляет зрителя сопереживать), а Казанская, изображающая не просто зловредную и деспотичную старуху, а прямо какую-то чертовку. Ее героиня — энергетический вампир: после очередной стычки с дочерью она так и пышет энергией, обаянием и лукавством. Актриса убедительно и точно показывает инфернальную изнанку бытовых драм — то, что в борьбе, разворачивающейся среди кастрюль и половников, кроется ничуть не меньше сюра, чем в политике или на настоящей войне.