Kings of Convenience
Time Out

О событии

Концерт под открытым небом главных сочинителей тихого акустического инди-попа из Скандинавии.
Групп, которым выпала честь озаглавить целое музыкальное направление, совсем немного, а уж за пределами Великобритании, США и Германии — так и вовсе единицы. Норвежцы Kings of Convenience — как раз их тех редких случаев. Их дебютная пластинка «Quiet Is The New Loud», появившаяся на свет весной 2001-го, стал манифестом и лозунгом «тихой революции», происходившей тогда в мировой музыке. Баталии Blur и Oasis отгремели, первая волна восторгов вокруг танцевальной электроники как «музыки будущего» сошла на нет, а Том Йорк, едва примерив после «OK Computer» титул властителя умов, с головой погрузился в эксперименты. На этом фоне публике хотелось чего-то понятного. Двое норвежских симпатяг с простыми песнями под акустику этому запросу отлично удовлетворяли.

Однако началась их карьера с фальстарта — дебютный альбом прошел безнадежно ниже радаров. Лишь обзаведясь громким названием, а заодно и контрактом с лейблом Astralwerks, «Короли» наконец прорвались в хит-парады. Весь старый песенный багаж пришлось перезаписать с участием британского продюсера Кена Нельсона, приложившего руку к пластинкам Coldplay, и издать заново. И тут уже сработало все — и привязчивые мотивы с налетом сладкой меланхолии, и модное скандинавское происхождение (круче норвежцев тогда были разве что исландцы), и внешность обаятельных очкариков-хипстеров. Если вдуматься, Эрленд Ойе и Эрик Гламбек Бу не изобрели ничего нового. Их вкрадчивые песни на два голоса под аккомпанемент акустической гитары не многим отличались от того, что делали еще с шестидесятых Simon & Garfunkel, которых норвежцы без стеснения признавали собственной ролевой моделью. Они не были первыми в своем поколении (фолк-рок живет и развивается постоянно). Но Ойе и Бу оказались в нужное время в нужном месте и выразили некий дух эпохи, а это порой важнее. Следующим серьезным шагом для Kings of Convenience стало то, что ни Эрик, ни в особенности Эрленд не застоялись в тесноватых рамках акустического рока. Эрленд немедленно завел дружбу с электронщиками от Royksopp и Four Tet до DJ Hell, на несколько лет переехал в Берлин, записал сольный альбом, встал за вертушки, а в конце концов вообще собрал новую группу The Whitest Boy Alive, и в каждой ипостаси добивался успеха. Больше всего этот путь напоминает жизненную траекторию Дэймона Албарна.

И так же, как и в случае с Blur, такая вот «нерегулярная» жизнь вывела группу и за рамки «музыкальной песочницы», которая, казалось бы, и дала им жизнь. Как о Blur уже давно не говорят в контексте брит-попа, так и Kings of Convenience давно существуют в отрыве от «новых тихих». А пережить свой собственный тренд — это по нынешним скоротечным временам достижение очень серьезное, пропуск в касту «больших артистов».

Спецпроект

Загружается, подождите ...