За 6000 миль
Time Out
Режиссеры/Постановщики
Иржи Килиан, Уильям Форсайт, Матс Эк
Актер
Сильви Гиллем

О спектакле

Одинокая звезда, лучшая балерина планеты Сильви Гиллем представит программу из трех одноактовок: «27’52”» Иржи Килиана, «Rerrray» Уильяма Форсайта и «Bye» Матса Эка.
Шесть тысяч миль — расстояние между Лондоном и Токио. Сильви Гиллем сейчас живет в Лондоне — туда она переехала почти двадцать лет назад, расставшись с родной Парижской оперой и поступив на службу в английский Королевский балет; в труппе она надолго не задержалась, а вот в городе — да. Там у нее теперь дом, бойфренд и репетиционная база — а спектакли проходят по всему миру. И прежде всего — в Японии, где население просто боготворит классический балет. Артисты отвечают публике взаимностью — и именно для Японии приберегают репертуарные редкости и планируют график так, чтобы обязательно попасть на местные фестивали. Гиллем же не только регулярно танцует в Токио и окрестностях, но — в знак благодарности за многолетнее восторженное поклонение — пару лет назад собрала специальную программу, посвященную японским фанатам. Теперь эту программу привозит к нам Чеховский фестиваль.

Вечер под названием «За 6000 миль» состоит из трех балетов трех отличных хореографов (островитянам традиционно предлагается лучшее). Первая одноактовка — «Rearray» на музыку Дэвида Морроу — специально для Гиллем сочинена Уильямом Форсайтом, и это нечто вроде воспоминания о знаменитом балете мэтра «In the Middle Somewhat Elevated», что юная Гиллем станцевала еще в Парижской опере и тем повернула карьеру хореографа. До того он числился авангардистом-экстремистом; после того как его спектакль исполнила суперзвезда — вошел в истеблишмент (экстремистом быть не перестав).

«Rearray», как и «In the Middle», — дуэт-дуэль Гиллем и премьера Парижской оперы Николя ле Риша; жесткая графика прописана в дюжине крохотных сценок, отделенных друг от друга полной вырубкой света.

Второй маленький балет — «27’52’» на музыку Дирка Хаубриха — вероятно, был выбран по принципу контраста с сочинением Форсайта — столько было в нем почти истерической энергии, крайне редкой для Килиана. Он был придуман гаагским гуру для его труппы, Нидерландского театра танца. Посланцы этого театра и работают на сцене, разыгрывая патетическую, насмешливую и трогательную love story — с заламыванием рук, резкими ссорами, сцепляющимися вновь и вновь объятиями и с финалом «умерли в один день».

Роль героя все дни исполняет Лукаш Тимулак, а вот партнерши у него меняются — первые четыре дня Аурелия Кайла, затем еще пару спектаклей — Наташа Новотна.

И, наконец, в третьем балете — «Bye» на музыку Бетховена — снова появляется Гиллем. Это моноспектакль, но не совсем. На сцене водружен экран размером с обычную дверь, и на этот экран транслируются тени-отражения, будто там, за этим экраном, ходит какой-то мужчина, сидит преданная собака и бегает сама Гиллем, оказываясь и на сцене и в зазеркалье. В «Bye» балерина выясняет свои отношения с возрастом. Она в отличной форме, но каждый критик напоминает, что в паспорте уже цифра 47?

О’кей, Матс Эк, придумавший спектакль специально для нее, «переносит действие» еще на «дцать» лет вперед, и Гиллем изображает себя старушкой. А потом отшвыривает чопорный жакет и сигает через сцену, и встает — буквально — на голову, хохочет, торжествует, наслаждается воплями фанатов и утверждает, что возраста не существует. Для Гиллем — разумеется.

На фото сцена из спектакля. © Bill Cooper