Московский дневник 1994-1997
Time Out

О книге

Вся «чернуха» московской жизни от тараканов до классификации алкоголиков глазами девушки из Германии.

Молодая германская славистка приезжает в 1994 году в Москву писать диссертацию об идиоматике политического дискурса в пост-советской России. Оказавшись в стране, она начинает вести дневник о том, что попадает в поле ее зрения. Это, словами куратора и философа Бориса Гройса, «нетуристические зоны»: руинированный, распадающийся быт коммунальных квартир, бесконечная вереница разнообразных типов алкоголиков и повсеместно, вплоть до клавиш ноутбука, проникающие тараканы. Та самая «чернуха», которую принято истерично прикрывать ура-патриотичными монологами о «великой русской культуре». В историю выживания вплетаются рассказы о новых знакомых из богемных московских кругов: иногда со сдержанной теплотой, но чаще — с шокирующей в своей уничижительности честностью.

Дневник Венцль писался по-русски, в качестве ежедневного упражнения в письменной речи. Тем самым он изначально не был адресован «внешнему», западному, читателю, готовому в очередной раз ужаснуться жизни в «дикой России» (и как тут не вспомнить «Московский дневник» Вальтера Беньямина, с русской редактурой которого Венцль помогала переводчику Сергею Ромашко). Сейчас же он представляет редкий жанр мемуаристики «моя Москва глазами иностранца».

Кажется, что прошло не так уж много времени с момента описываемых событий, но многие имена и топонимы уже забыты и стерты. И только два из дневника молодой славистки сохранились сегодня в Москве: Владимир Сорокин и клуб «Пропаганда».