Группа «Инспекция "Медицинская герменевтика"»
Time Out

О событии

Представленная инсталляция «Труба, или Аллея долголетия» ранее в России никогда не выставлялась.

Как правило, практика показа «архивных» художественных проектов в Москве сводится к огромным ретроспективам или, что случается реже, к групповым «братским могилам». Тем интереснее становится выставка одной поздней инсталляции группы «Инспекция “Медицинская герменевтика”» (на тот момент состоявшей из Павла Пепперштейна и Сергея Ануфриева), ранее в России никогда не выставлявшейся.

В середине зала висит черная длинная труба, в ее конце горит свет. Возле нее висит бинокль, если его взять и заглянуть внутрь, видно маленькую уютную комнатку. Слева — выполненные тушью портреты стариков с подписанным невозможно огромным «космическим» возрастом каждого, справа — аналогичная галерея «личинок» младенцев, чей «нерожденный» возраст пребывает в постоянном минусе-негативе.

При первом взгляде все крайне понятно: очевидные связи с «тоннелем», по которому летит сознание умирающего, и «путь», по которому ползет рождающийся младенец. Но, отлежавшись в европейских запасниках почти 15 лет, эта работа с удивительной точностью описывает текущее настроение многих из тех, кому сегодня около 30 (Ануфриеву в год создания этой инсталляции было 32 года, Пепперштейну — 30).

Последовательно утверждая «невлипание» (в какой-либо контекст) как стратегию, участники «МГ» зафиксировали в «Трубе…» страх перед настоящим — когда ты еще не старик, но уже не ребенок (и те, и те «поражены» в правах и ответственности). Ты живешь в своем уютном пространстве, но общество хочет тебя из него вытащить и видит каждого как своего дееспособного полноправного члена. И когда ежедневно друзья, лента «Фейсбука», любимые сайты призывают занять и высказать свою позицию (чего делать по разным причинам часто совершенно не хочется), возникает почти неразрешимое этическое противоречие: остаться, наперекор, в своей внутренней эмиграции то есть комнатке) или «выбить дно и выйти вон».

Для справки: большую часть времени Павел Пепперштейн проводит в путешествиях, передавая свои новые работы через курьеров. В апреле 2012 года Сергей Ануфриев сообщил, что умирает от голода.

Иллюстрация: работа группы «Медицинская герменевтика»