Двое на качелях. Квартет-а-тет. In pivo veritas
Time Out
Художественный руководитель
Раду Поклитару

О спектакле

Гастроли труппы Раду Поклитару, одного из самых ярких хореографов на постсоветском пространстве, который делает балеты веселые и буйные.

Худрука «Киев модерн-балета» трудно заподозрить в печальном мазохизме: Поклитару, один из самых ярких хореографов на постсоветском пространстве, делает балеты веселые и буйные, наполненные той витальной энергией, которой так не хватает многим его коллегам. Но вот уже второй раз театр приезжает на гастроли в Москву не сам по себе, а в рамках «Летних балетных сезонов». То есть той июльско-августовской программы для девственных колхозников, где труппы десятого сорта, никогда не появляющиеся в столице в высокий сезон, гонят покоцанную классику («Спящую красавицу», например, и «Лебединое озеро» укладывают в два часа). Знающая балетная публика в этот период шарахается от Молодежного театра, оккупированного «сезонами», — а отсвет репутации «сезонов» падает и на киевлян; но, видимо, другой возможности появиться в Москве украинский театр не находит.

При том, что привозит вещи действительно любопытные. Поклитару прославился «Ромео и Джульеттой», что девять лет назад вместе с Декланом Донелланом сделал в Большом (коллеги-критики назвали тогда спектакль «первым балетом XXI века»; сейчас спектакль не идет, замененный зевотной версией Юрия Григоровича), — и то сочетание экспрессии и ехидства, что поражало тогда в спектакле, остается фирменной фишкой хореографа. Одноактовка «Двое на качелях», которой открывается нынешняя гастроль, не пересказывает пьесу Уильяма Гибсона, но делает заметки на полях этой истории о нелепой связи двух людей, осознании ими того факта, что ровно друг для друга они и предназначены, и неминуемом расставании. О нелепости — громко, смешно, находчиво; о боли — лишь намеком, что звучит значительнее всех шуточек. Труппа Поклитару, в которой почти нет выпускников хореографических училищ (народ набран буквально по объявлению — из институтов культуры и танцстудий), не вертит больших пируэтов (а хореограф их и не ставит), но поразительно точно чувствует грань хохмы и пафоса — и, конечно, выкладывается так, как Большому театру и не снилось.

Во втором отделении — самая слабая вещь в программе «Квартет-а-тет»: Поклитару решил попробовать поработать со спецэффектами, но бюджет у театра явно невелик, и театр теней выглядит простовато-деревенским. Зато в финал поставлена «In pivo veritas» (то есть «Истина в пиве» — так откорректирована латинская фраза), отличная шуточка с шотландским колоритом. Парни в килтах со времен двухсотлетней давности «Сильфиды» привычно ассоциируются с надмирно-романтическим балетом — Поклитару же ставит совершенно земную попойку, заводящую зрительный зал так, будто публике тоже выдали по паре кружек.