Валькирия

О событии

Важная шведская певица Нина Штемме споет оперу Вагнера на Московском Пасхальном фестивале.
Будучи самым мощным и убедительным защитником отечественной вокальной традиции, Валерий Гергиев нечасто выступает с западными звездами — в любом репертуаре, который он отбирает для исполнения в Мариинке, от Моцарта до Рихарда Штрауса, он предпочитает обходиться собственными силами — благо труппа подвластного ему театра насчитывает десятки прекрасных певцов. Соответственно, нужен очень веский повод, чтобы дирижер привлек для какого-либо проекта иностранца; и еще более  веский — если этот проект связан с музыкой Вагнера — именно для многочасовых вагнеровских баталий Гергиев в свое время взрастил в Петербурге целую когорту мощных голосов, которым нипочем ни заковыристый немецкий, ни многочасовые вокальные бдения, ни огромный, исполинского масштаба оркестр.

Сейчас такой веский повод нашелся — и, проигнорировав майские праздники, хорошую погоду и подмосковные грядки, в Большой зал Консерватории всеми правдами и неправдами будут просачиваться записные меломаны — в Москве впервые выступает Нина Штемме. Имя этой шведской певицы стало известно в одночасье лет десять назад, несмотря на то что к тому моменту она уже была профессионалом с большим стажем и внушительным послужным списком. Однако когда на престижнейшей фирме EMI Classics выходит новая запись «Тристана и Изольды» Вагнера с невероятным звездным составом солистов во главе с Пласидо Доминго и мало кому известной певицей в роли Изольды — то тут успеха не избежать, и он обрушился на Штемме со всей силой. Можно даже сказать, что она установила некий новый стандарт вагнеровского пения — обычно к Вагнеру подступаются на исходе вокальных сил, когда в голосе остается мало красоки еще меньше нюансов, и главным его преимуществом становятся пробивная сила и стенобитные верхние ноты. Голос Штемме — сильное, но в то же время мягкое, сочное и полетное сопрано, в котором угадываются итальянская нега и французский шарм, но самое главное — музыку Вагнера он делает необыкновенно поэтичной и какой-то очень человечной. Зная это качество Штемме, интенданты всех без исключения мировых театров осаждают ее предложениями, и график ее забит до предела. Но было бы странно, если бы для Валерия Гергиева дива не сделала исключения — и Москва может лицезреть ее один-единственный вечер в третьем акте вагнеровской «Валькирии».

Лет семь назад в программе Пасхального фестиваля уже был тот же самый третий акт из «Валькирии» — пожалуй, самой мелодичной и «легкоусвояемой» для широкой публики оперы из тетралогии «Кольцо нибелунга». Тогда Гергиев презентовал в Москве другую звезду — валлийского баса-баритона Брина Терфеля, компанию которому в партии Брунгильды составляла солистка Мариинки Ольга Сергеева. Теперь расклад меняется — и Нине Штемме в роли Брунгильды будет противостоять один из самых статусных мариинских басов, исполин Евгений Никитин в партии Вотана. Будто по заказу, масштабную сцену дочери и отца, выясняющих отношения, предваряет едва ли не самый известный фрагмент из всего вагнеровского оперного наследия — знаменитый «Полет валькирий». Зная же, каких солистов заготовил дирижер на этот вечер и с каким темпераментом он всякий раз обращается к одной из своих любимых партитур, можно предположить, что полет пройдет нормально.

На фото Нина Штемме.