Андрей Филиппов "Веерное отключение"

О событии

Китайский веер, рука ангела со свитком: Андрей Филиппов выступил с важными уточнениями по поводу расписания конца света.
Фирменным стилем Андрея Филиппова когда-то были двухглавые орлики, которые выстраивались в его картинах и инсталляциях в самых замысловатых комбинациях. Отметим, что страсть к этому символу у него проявилась еще в те времена, когда вспоминать об этих неординарных созданиях очень сильно не рекомендовалось — на кремлевских башнях сияли рубиновые звезды. Поэтому так весело было играть с имперским мифом. Точно так же, как соц-артистам — с советским. Однако у последних однажды отобрали их любимые игрушки — красные звезды и серп с молотом. С Филипповым произошла история гораздо более неприятная — с некоторых пор имперская идея снова начала нависать над свободолюбивыми россиянами. А это уже не игра, Андрею приходится гораздо осторожней работать со своими любимыми сюжетами. Тем более что выступает он не в одиночном разряде: в 2009 году Филиппов с друзьями создал группу «Купидон» — сам он отвечает там за сектор возвышенного и духовного, Юрий Альберт — за концептуалистическую ортодоксию, а Виктор Скерсис вкладывается по части изощренной иронии. И новая выставка — с одной стороны, персональная, с другой — часть коллективного трехглавого проекта. Основное место в проекте занимают снабженные моторчиком веера, на которых изображено небо в стиле древнекитайских мастеров. Веера меланхолично раскрываются и закрываются, показывая руку ангела со свитком. В своих пояснениях к выставке художник напоминает, что в Апокалипсисе предрекается, что однажды люди увидят, как «небо скрылось, свившись, как свиток».

Получается, что Андрей Филиппов узнал нечто о том, в каком формате это будет происходить, — выставка ведь называется «Веерное отключение». На лексиконе жилищно-коммунальных служб это обозначает последовательное лишение электроэнергии отдельных районов города по очереди в связи с нехваткой электроэнергии. И поскольку в Первоисточнике никаких подробностей не приводится, то мы можем рассматривать этот чисто художественный проект как весьма убедительную концепцию конца света.

Тогда становится понятно, что веера намекают на то, что в этом событии предполагаются определенная последовательность и строгий график. Однако привкус китайщины может превратить все глубокомыслие в какой-то художественно-теологический фьюжн. Здесь следует напомнить, что в кругу московского концептуализма, из которого происходит Андрей Филиппов, интеллектуальное шинуазри было в большой моде. А кроме того, речь ведь идет о событиях самого глобального свойства.