Cerebral Ballzy

О событии

На рождественской вечеринке журнала Vice выступят панки-скейтбордисты из Нью-Йорка, играющие музыку по канонам хардкора 80-х.
«Мы любим пиццу, пиво, девочек и тройной кикфлип», — представляется Онор Тайтус, темнокожий фронтмен бруклинского панк-коллектива Cerebral Ballzy. Последнее в его списке — сложный трюк на скейте, остальное в пояснениях не нуждается. «Bad Brains на метамфетаминах», — пишут про группу, которая хранит верность нью-йоркской школе хардкора 80-х и играет быструю бескомпромиссную музыку, словно бы отставшую от времени и оттого только еще более актуальную.

«Панк — это свобода делать что тебе вздумается, — отвечает Тайтус по телефону на вопрос, почему русские панки пьют дешевое пиво и скверно пахнут, в то время как их американские единомышленники выглядят как модели из свежего лукбука модной молодежной марки. — Есть панки в дорогих костюмах, а есть в рванье. Есть панки богатые и панки бездомные. Да, мы классно выглядим, но дело ведь не в том, откуда мы родом. Важно только, что течет у тебя в венах. Скажи всем, что в России все изменится, потому что Ballzy приезжают к вам».

Онор Тайтус скорее напоминает рэпера из новой напористой поросли, что-то среднее между Tyler the Creator и Wiz Khalifa. Но внешность обманчива — перед нами последовательный поклонник групп Minor Threat и Black Flag, действовавших задолго до рождения Онора. «Панками нас сделал Нью-Йорк, — объясняет он. — Просто посмотри на молодежь, которая “патрулирует” Сент-Маркс и Лоуер Ист-Сайд, и все станет ясно. Панк-рок в Нью-Йорке всегда был мультикультурной средой. Вспомни Beastie Boys — эти две “b” в их названии — в знак уважения к Bad Brains. В Нью-Йорке все перемешано, и расовый вопрос не стоит так остро. Повезло нам с городом, да?»

Cerebral Ballzy не притворяются возмутителями спокойствия. Режиссер их сверхнатуралистичного видео «Junky For Her» только пожимает плечами: «Я слышал, что у парней творчество и реальная жизнь не слишком отстают друг от друга, но чтобы настолько…» На съемках клипа Онор действительно потерял сознание, но это еще не все. По сценарию, музыкантов должно было тошнить, и они делали это прямо по команде. «Выглядело это как наводнение на Миссисипи, — вспоминает режиссер. — Двор был весь загажен, но не зря ведь говорится, что искусство требует жертв».

Резюмируя: людям в «16 тоннах» стоит похлопать за смелый привоз и посоветовать удвоить штат уборщиц.