Сон в летнюю ночь

О спектакле

Большой «парадный» балет Баланчина на музыку Мендельсона в исполнении труппы миланского театра «Ла Скала».
«Сон в летнюю ночь» — один из очень немногих «больших» и сюжетных балетов Джорджа Баланчина. Создатель New York City Ballet предпочитал одноактовки, в которых не рассказывал никаких историй, но в 1962 году все же выбрал одну из самых многонаселенных и запутанных шекспировских пьес. В ней ссорятся эльфийский правитель Оберон и его жена Титания — каждый хочет заполучить себе в свиту миловидного маленького эльфа (у современных шекспироведов встречаются совершенно уголовные версии того, зачем ребенок нужен Оберону). В результате в центре волшебства оказываются две человеческие пары, а также бедная Титания и превращенный в осла простодушный ремесленник. Правда, всю эту историю Баланчин уложил ровно в час — пересказав сюжет достаточно конспективно.

Впрочем, на сцене все понятно: и та сцена, когда фрейлину начинают преследовать сразу два завидных кавалера и она рвется прочь, полагая, что над ней издеваются, и та, когда заколдованная Титания, увидев рядом с собой простолюдина с ослиной головой на плечах, оказывает ему чрезвычайные знаки внимания. И, конечно, вполне ясно, кто величественный эльфийский король, а кто — его адъютант (самая танцевальная роль в балете, роль для виртуоза). К часу повествования добавлены полчаса чистых танцев: весь второй акт занимает свадьба. Тут появляется привычный нам Баланчин: выстраивающий геометрические композиции, прочерчивающий артистам сложные траектории. (Артисты «Ла Скала» добавляют в строгий текст фирменный темперамент.) И, конечно, тут мы слышим Свадебный марш — кажется, ровно для того, чтобы в его спектакле зазвучала эта знаменитая музыка, Баланчин и сотворил целый балет на музыку Мендельсона. Ну или, может быть, он просто вспомнил, как в восемь лет, когда его еще звали Георгием Баланчивадзе, выходил на сцену Михайловского театра в роли того самого крохотного эльфа, ставшего причиной ссоры царственных особ.