DJs Laurent Garnier

О событии

Сейчас Гарнье - знаменитость первого ранга. Он все чаще просит не ставить рядом с его именем слово "техно", благодаря которому стяжал славу, а в сетах позволяет себе фанк и диско.
Лондон, посольство Франции, 1984 год. Днем молодой парижанин, выпускник кулинарной школы Гарнье работает на кухне и подает блюда принцессе Диане и принцу Чарльзу на официальных приемах. Ночью он незаметно выскальзывает из казенной квартиры и отправляется в популярное диско-заведение Mud Club или едет на вечеринку в помещении склада Dirtbox, где за пультом беснуются Марк Мур и Джей Стронгмэн.

2003 год. И если вы читаете книгу Лорана Гарнье «Электрошок», историю клубной культуры от первых техно-парадов до превращения рейва в многомиллионный бизнес, то вновь обнаруживаете мистера Мура. «Марк устроил мое первое выступление в Париже,- вспоминает Гарнье.- Поэтому я попросил его поиграть на презентации моей книги в The End„. Совладелец The End Лэйо Паскин из дуэта Layo"Buskawaka пригласил Гарнье стать резидентом своего заведения. Лоран начал с тестовой вечеринки-презентации книги. Он хотел понять, нуждается ли английская публика в нем так, как он в ней. “Ненавижу нагонять на людей скуку„, — говорит Гарнье, в чьей карьере было столько же провалов, сколько и оглушительных успехов.

Он начал играть в Европе новую американскую музыку — техно и хаус — в конце 80-х, и тогда еще не знакомая с ней публика частенько освистывала диджея-лягушатника. В Манчестере его обожали гомосексуалисты, и за Гарнье закрепилась репутация голубого диджея. Танцевальных клубов в нынешнем понимании тогда не было, и Лорану приходилось выступать в рок-заведениях перед панками, скинхедами и растаманами, которые были готовы не жуя съесть “этого французского педика„. Его первые гастроли в Нью-Йорке закончились ночевкой на скамейке в Центральном парке и деньгами, одолженными на обратный билет. Зато в Америке он познакомился с Моби и усвоил главное правило выживания в клубных джунглях: “отправляться на гастроли без билета домой, гостиничной брони и денежного аванса равносильно самоубийству».

Книжка Лорана Гарнье заполнена такими анекдотами, причем особое удовольствие ему доставляют мрачные истории: промоутеры-кидалы, полицейские рейды, поножовщина вклубах и три человека на танцполе, расcчитанном на три тысячи.

Страшилки, которые в середине 90-х любили пересказывать друг другу рейверы в чилаутах, у Гарнье выкристаллизовались в полноценный литературный жанр. Профессионалам клубной индустрии «Электрошок» разъяснит многие стихийно сложившиеся правила работы (тот же аванс перед гастролями). А персонажам, профессионально занимающимся бездельничаньем, книжка польстит тем, как история культуры рождается из частной жизни оравы обдолбанных англичан и странного французика, отыгравшего свой первый сет в Hacienda под псевдонимом DJ Педро.

Москва, 2005 год. Титры уходят вдаль, как вначале «Звездных войн». Сейчас Гарнье — знаменитость первого ранга. Он все чаще просит не ставить рядом с его именем слово «техно», благодаря которому стяжал славу, а в сетах позволяет себе фанк, диско, White Stripes, Nirvana и даже Херби Хэнкока. Для многих Лоран выглядит эдаким правозащитником той танцевальной музыки, что царила до наступления рейва. Его книга «Электрошок» разошлась во Франции не рекордным, но достойным тиражом — 14 тыс. экземпляров. Ее издали в Германии, Сербии и Хорватии, на очереди — Япония, Македония и Испания. А 28 октября на презентации русского издания своей книги Гарнье выступит в клубе «Город». И уже никто не будет свистеть.