Москва
Москва
Петербург
Смотреть фотогалерею

Переписывая миры / rewriting worlds

Главный проект 4-й Московской биеннале полон противоречий, но по крайней мере разнообразен по форме и содержанию.
Обложенный, как больной подушками, многочисленными специальными и параллельными программами, главный проект Московской биеннале непредсказуем. К тому же в городе, серьезно сравнивающем себя с мировыми столицами, притом что нет в нем до сих пор ни настоящего музея современного искусства, ни стабильной инфраструктуры, биеннале приходится быть больше чем биеннале. И что делать, если выставка — слишком важная, чтобы ей прощали слабости, слишком бедна и не может позволить себе то, что по карману другим международным форумам, к тому же не слишком опытна — четыре года не возраст (зато теперь уже не так одинока — в последние годы самое мощное и новое мировое искусство нам регулярно демонстрирует «Гараж»). От нее ждут демонстрации новейших тенденций, потрясающих открытий, признанных шедевров, громких имен в программе, не говоря уже об уме и красоте экспозиции, художников и отдельных экспонатов. Причем одни хотели бы получить все это в комплекте, но есть и строгие пуристы, желающие ограничиться лишь одним компонентом — чтоб если есть ум, красоте не было бы места.

Решать все эти противоречия в этом биеннальном цикле призван Петер Вайбель — директор Центра искусства и медиатехнологий в Карлсруэ, известный страстью к новейшим медиа, интересом к «магии связей, коммуникации, распространения информации», уверенный, что «даже те, у кого нет интереса и иллюзий, все еще могут быть очарованы возможностями технологий сегодня». Правда, в своем российском проекте он старался проявить «справедливость» по отношению к различным художественным средствам, что не очень характерно для большинства выставок: «Важно, чтобы эти средства были актуальны, говорили на языке современности и в сочетании друг с другом отражали концепцию проекта, заложенную в названии. Можно будет увидеть живопись и графику, видео- и саундинсталляции, особенное внимание уделено интерактивности. И, разумеется, очень важно содержание работ — я увлечен культурной антропологией, взаимоотношениями искусства и политики. Работа Герхарда Рихтера — не просто живописное полотно, в ней речь идет об 11 сентября, а работа Ричарда Гамильтона — не просто представляет карту, а задает вопросы о войне».

Кроме формы и содержания Вайбеля волнуют отношения произведения искусства и публики: «Для меня идеальным зрителем был бы тот, кто готов вступать в отношения с работами, кто увлекся бы интерактивностью, участвовал в диалоге и, таким образом, осознал бы свое собственное присутствие и свою роль в искусстве. Мне не интересна пассивная аудитория». Потому его проект рассчитан на соучастие зрителя в «переписывании миров», минимум — на «активное смотрение», максимум — на взаимодействие. Встречать зрителей на Artplay будет активно реагирующая на публику «Муха».

И, что особенно важно для все еще сомневающейся в себе Московской биеннале, Вайбель уверен в необходимости подобных проектов: «Хотя биеннале сегодня часто критикуют, я считаю, что они гораздо важнее, чем, например, музеи, к тому же более свободны, менее зависимы от рынка. Биеннале — основное средство развития, да и просто существования искусства».

На иллюстрации: Олафур Элиассон «Без названия»



31 августа 2011,
Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация