Plaid

О событии

Герои британской электроники, которым все еще есть что доказывать.
Без малого десять лет назад, в ноябре 2001-го, на первом российском концерте Plaid клуб «16 тонн» буквально трещал по швам. Электронщиков такого калибра возили тогда в Москву раз в несколько лет, к тому же Эд Хэндли и Энди Тернер приехали к нам в статусе едва ли не главных звезд лейбла Warp. Британцы тогда только издали альбом «Double Figure», и, казалось, еще пара шагов — и парней ждут десятки тысяч зрителей в Гластонбери, как у Orbital, или, на худой конец, статус икон авангарда, как у их давней приятельницы Bjork. Но вышло иначе. Все это время Plaid были при делах — озвучивали японские мультфильмы, участвовали в мультимедиа-арт-проектах, успели даже разпять побывать в России и завести дружбу с «Елочными игрушками».

Но герои в электронике появились другие — в прессе мелькали Burial, Magnetic Man, The Field и Hercules & Love Affair, а звездами на Warp Records сделались инди-рокеры Maximo Park и вонки-продюсер Hudson Mohawke. Хуже того: даже Кен Доуни — некогда соратник Эда и Энди по Black Dog, а впоследствии, казалось, окончательно и бесповоротно побежденный конкурент — вдруг восстал из пепла и стал системообразующим персонажем модного танцевального лейбла Soma. Короче говоря, сейчас Тернеру и Хэндли как никогда есть что доказывать себе и публике. Их свежий диск «Scintilli», с которым лондонцы едут в Москву, как раз такой — амбициозный и одновременно компромиссный. Что ни трек, то кивок в сторону определенной группы потенциальных слушателей. Клавесин и ангельский женский вокал, как на своих же пластинках девяностых (для старых фанов), канитель сбивчивых барабанов и авангардный саунд-дизайн а-ля Autechre (для тех, кто ищет на Warp пищу для ума), танцевальные ритмы и уж совсем внезапный для Plaid дабстеповый «вобвобвоб» (для тинейджеров и около). Посмотреть, что же Эд и Энди смогут предъявить на сцене, будет как минимум интересно.