Москва
Москва
Петербург

Gnawa. Arcangelo. Flockwork

В трех одноактных балетах хореограф Начо Дуато размышляет о Рае и Аде, о своих корнях и культуре предков. Спектакли объединяются элегантностью и гармоничностью музыки и танца.

Год назад это была труппа Начо Дуато — но знаменитый хореограф оставил ее, разругавшись с местным министерством культуры, и ушел работать в петербургский Михайловский театр. Через год это будет труппа Жозе Мартинеза — замечательный танцовщик, этуаль Парижской оперы, завершает свой последний сезон во Франции и готовится приступить к работе худрука в Мадриде. Сейчас работавший с Дуато народ активно ищет другие ангажементы, новые люди еще не набраны. (Труппа ранее специализировалась на современной хореографии, и конфликт возник ровно из-за того, что минкульт хотел, чтобы театр был более классическим, с «Лебедиными озерами», для решения этой задачи и позвали Мартинеза.). Чеховский фестиваль и представляет нам картинку «переходного периода»: в репертуаре еще есть спектакли Дуато (скоро права на них кончаются), новые же постановки сделаны людьми, которых просто позвали «закрыть амбразуру».

В двух программах (одна на этой, другая на следующей неделе) — три одноактовки Дуато. И это надо видеть. «Gnawa» вдохновлена марокканскими племенными ритуалами, и «картинка» спектакля завораживает, как танец шамана. «Arcangelo» — посвящение Арканжело Корелли, итальянскому скрипачу и композитору XVII века. Прошлым летом в Москву привозили переложенную хореографом в танец биографию Иоганна Себастьяна Баха — так вот спектакль о Корелли не менее восхитителен. Дуато, кажется, дышит музыкой, а не кислородом — так он чувствует классические сочинения, в такой степени передает в движениях и интеллектуальную игру старинного автора, и тайную усмешку, и совершенно простецкое объяснение в любви. Третий балет — самое мрачное из всех сочинений испанца: «Белая тьма» посвящена памяти сестры хореографа, погибшей из-за наркотиков, и девушку на сцене засыпает, убивает летящий с колосников белый порошок. Но трагическая история не отменяет изящества композиции.

Что касается «балетов в нагрузку» — то «Flockwork» Александра Экмана, где толпа бегает вокруг трех столов, — зрелище довольно бодрое, хотя и слегка бессмысленное. А вот «Noodles» Филипа Бланшара (зарисовка некой вечеринки, где народ пьет, гуляет и трахается) — выдержать, наверное, будет не очень просто. Танцовщики играют с макаронами, засовывая их куда придется, размазывают их по лицу и вытирают ими подмышки. Забавно, что нынешнее временное руководство театра поставило этот спектакль в один вечер с «Белой тьмой». Должно быть, решили, что и то и другое — обличение пороков. Ну ничего, вот придет к ним править Мартинез и объяснит, что главный порок балетмейстера — дурной вкус. Ждать осталось недолго.

28 июня 2011,

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация