Москва
Москва
Петербург

Алексей Никитин "Истеми"

u u u u u Мнение редакции
В романе русскоязычного беллетриста с Украины жизнь - игра, в прямом смысле.
Словенорусская Федерация, Объединенные Арабские халифаты, Запорожский каганат – первые страницы романа «Истеми» нового украинского открытия издательства Ad Marginem Алексея Никитина радуют ухо сложносочиненными, альтернативно-историческими названиями и одновременно изрядно сбивают с толку. Однако ультиматум об отведении вооруженных сил, направленный «Карлом XX, Императором Священной Римской империи Президенту Словенорусской конфедерации Стефану Бетанкуру, копии: Президенту Объединенных Исламских халифатов Халифу Аль-Али, Ламе Монголии Ундур Гэгэну и Кагану Запорожского каганата – Истеми», приходит на электронный адрес господина, который занимается продвижением «американской сладкой воды на наши рынки»; Запорожский каган странным образом сосуществует у Никитина с кока-колой, корпоративной дисциплиной и тимбилдингом.

Довольно скоро, впрочем, выясняется причина такого микса – двадцать лет назад от настоящего времени романа, в 1984 году, пятеро студентов-радиоэлектроников огребли нешуточные проблемы с органами госбезопасности из-за придуманной ими игры. Игра – по сюжету своего рода прото-«Цивилизация», по технологии более всего напоминала популярные на Западе и у нас в среде ролевиков и любителей фэнтези настольные развлечения типа D&D (Dungeons & Dragons Гэри Гайгэкса и Дэйва Арнесона, в 1970 году положившей начало этого жанра). Игры эти уже давно не ограничиваются сюжетами про драконов и рыцарей, фон может быть любым, так что и Запорожский каганат со Словенорусской Федерацией не кажутся какой-то дичью. Главное отличие и ирония игры в «Истеми» – то, что в обычных ролевых настольных играх наряду с игроками существует мастер-ведущий, у Никитина же (правда, вряд ли наслышанного о практике D&D) его вроде бы нет, но в то же время на всех этапах Игры эту функцию примеряет на себя тот или иной герой. Собственно, если пытаться вкладывать в эту немудреную, в общем, книжку некий философский смысл, то он таков и будет – Игроки в поисках Мастера, где Мастер – его величество случай.

Получив копию Ультиматума двадцать лет спустя, когда один из пятерых игроков уже мертв, другой – в психушке, а трое оставшихся состоят между собой в неоднозначных отношениях, рассказчик пытается найти автора этой веселой шутки. Параллельно у одного из оставшихся троих, того самого, кто играл за Словенорусского Президента Стефана Бетанкура, ныне – крупного чиновника, начинаются соразмерные его положению неприятности. Он предполагает, что это и есть те самые «боевые действия», о которых его предупредили нотой; инфернального юмора добавляет то, что «хозяин» Священной Римской империи, от чьего имени пришло письмо, и есть тот самый мертвый друг, парень, погибший в Афгане.

Потихоньку раскручивая клубок прошлого, о котором его носители в свое время предпочли забыть, герой назначает на роль кукловода то офицера КГБ, в свое время ведшего его дело, то преподавателя института, о котором все знали, что он стукач, то одного из своих приятелей. В итоге все оказывается и проще, и неожиданней: последнее слово остается за случаем, или, если угодно, за судьбой. Таким образом, эта занимательная и кажущаяся простой книжка неожиданно играет интересными нюансами – играет, причем в самом прямом и непосредственном смысле.


27 июня 2011
Алексей Никитин
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация