Ariel Pink's Haunted Graffiti

О событии

Концерт Ариэля Пинка, одной из ключевых фигур авангардной поп-музыки нулевых, для многих меломанов станет главным событием лета.
Ariel Pink — именно тот герой, который потребовался нашему времени. Все в нем — биография, творческий подход и публичный образ — взывало к героизации. Иначе и быть не могло. 

Дела обстояли приблизительно так: семья мексиканских евреев Розенбергов отправляется за лучшей жизнью в Калифорнию. Среди холмов Беверли-Хиллз папа будущего артиста реализуется как успешный зубной врач. Сын стоматолога Ариэль растет странным чудиком: увлекается готикой, становится затворником и графоманом. Запираясь в своей комнатке, Ариэль с помощью минимума инструментов и навыков ставит на поток запись песен, которые делают папе-доктору неврит. Внезапно на аутсайдерский поп Ariel Pink натыкаются важные нью-йоркские авангардисты Animal Collective и переполняются решимости издать это все на своем лейбле. А на тот момент счет самопальных альбомов Ariel Pink разной степени слушабельности уже идет на десятки. И вот его втыкают на страницы рецензий по соседству с поп-звездами и вытаскивают на большую сцену — не то чтобы оглушительно большую, но всяко больше той спальни, где он обычно музицирует. Выступать Пинк не умеет, редкий концерт обходится без того, чтобы не летели бутылки. Да и новые песни сочинять не собирается — у него только что происходит развод, у него сестра попадает в аварию и впадает в кому. Однако Animal Collective продолжают выпускать его музыку на своем лейбле Paw Tracks — а чужаков на нем раньше не жаловали. В 2006-м пластинка «House Arrest» становится прорывной. Ну и, давая историю в сокращении, в 2010-м Pink опять повышает ставки, перебираясь на важный инди-лейбл 4AD и выпуская наиболее пристойно звучащий альбом «Before Today» (вероятно, денег издателя хватило, наконец, на хорошую студию, ну и вокруг образовались люди, которые умеют играть; в конце концов, это первый настоящий альбом, а не коллекция песен, как прежде), а песню с него «Round And Round» издание Pitchfork ставит во главе 100 лучших песен года. 



Ariel Pink звучит, как и должен звучать чудак, который мечтает записывать поп-музыку в сарае. С одной стороны, он любит мелодии и знает в них толк. С другой — звучит все так, словно старый приемник засунули в тостер. Древний восьмидорожечный рекордер, пара процессоров с эффектами, базовые инструменты, отсутствие ударных компенсировалось таким «п-п-ц» в микрофон — этими силами и средствами создавалась музыка, о которой потом сообщат, что она «определенно не для каждого, но предельно близка к гениальности».

Во многом именно он запустил новую волну хоумтейпинга и стал вдохновителем для множества последователей. Другое дело, что не всем удастся повторить такой
маршрут — все же фокус был совсем не в том, чтобы запереться в спальне наедине с вдохновением, честолюбием, косяком и горой студийного хлама. Точнее, не только в этом.


Цитатник Ариэля Пинка:

О творческом методе «Многие думали, что я семплирую или просто нажимаю какую-то кнопочку. А я выучил эти партии и потом сыграл, насколько мог хорошо. Я ставил это отцу, но он только укрепился во мнении, что музыкантом мне не быть. Он думал, я просто нажимаю кнопку на компьютере, что-то вроде того. Но факты таковы, что моя музыка — антисемплерная. Это настоящий рок-н-ролл плоть от плоти».

О первых провальных выступлениях «Это были песни, которые никогда не планировалось исполнять вживую. Одно время я выступал в стиле караоке. Потом собралась какая-никакая группа, но поскольку я им не платил, то они и не репетировали. Зрители возмущались — никто не любит, когда над ним
издеваются за его же деньги».

Спецпроект

Загружается, подождите ...