Москва
Москва
Петербург

Ульяна Лопаткина представляет: Чайковский гала

Прима Мариинки привозит в столицу Пермский балет.
На первый взгляд, этот вечер обещает классический «чес», приманивающий зрителя одним звездным именем. На второй взгляд — тоже: заоблачные цены, отсутствие минимальной информации об участниках («Ульяна Лопаткина и звезды русского балета» — какие звезды? Имя, сестра, имя!) и о том, что конкретно они будут танцевать. Обещание «отрывков и па-де-де из балетов ’Лебединое озеро’, ’Щелкунчик’ и ’Спящая красавица’» только укрепляет подозрения: перечислены вещи самые расхожие. Но все же в скупой на откровения афише есть строчка, которая способна заставить истинного балетомана выбраться в Московскую оперетту: пермская труппа, приехавшая аккомпанировать мариинской приме, танцует «Ballet Imperial».

Ну да, гости из Перми несколько менее вдохновляют, чем гости, например, из Нью-Йорка, где сочинял этот спектакль Джордж Баланчин. Но гастролей New York City Ballet нам ждать не дождаться, а пермяки — вот они, и стараются, и тянут подъемы, и так тщательно учили текст под руководством репетиторов из NYCB, и так пристойно его исполняют, что семь лет назад получили за этот спектакль «Золотую маску». По словам аборигенов, за прошедшее время спектакль не рассыпался, прежнее качество сохранил — во что легко можно поверить, зная фирменный перфекционизм пермской балетной школы (третьей по статусу в стране, после Петербурга и Москвы) и местного театра.

Начали репетировать «Ballet Imperial» в Нью-Йорке, премьеру же сыграли в Рио-де-Жанейро 25 июня 1941 года. Проект тогда назывался «Американский балетный караван», New York City Ballet, сохраняющего сейчас в репертуаре все постановки своего легендарного худрука, еще и в помине не было. И вот представьте себе: лето, все, конечно же, в белых штанах, бывший мариинский танцовщик Георгий Баланчивадзе, ставший с легкой руки Сергея Дягилева хореографом Джорджем Баланчиным, в мало знакомом с балетом райском местечке готовит премьеру. А на другом конце света немцы прошли уже треть Белоруссии, и хотя Баланчин отказывался признавать хоть что-то общее со Страной Советов, ему совсем не все равно, что там творится. И выходит спектакль — посвящение русскому имперскому балету.

На музыку Чайковского (Второй концерт для фортепиано с оркестром). С торжественным началом, равным по пафосности чуть ли не исполнению государственного гимна. С тревожной центральной частью — недоумение и печаль, сердечная боль и неизвестность, неизвестность, неизвестность: что там впереди? И ответ в финальной, виртуозной, блистательной части: впереди — победа.

Когда пермяки приезжали в Москву на «Золотую маску», им чуть-чуть не хватало как раз вот этого пафоса, этого масштаба движения (довольно редкого у Баланчина). Теперь в их строй войдет Лопаткина — и можно не сомневаться, что эхо от ее жеста встряхнет Московскую оперетту. Ради этого можно потерпеть и предшествующие дежурные па-де-де.
10 мая 2011,

Ближайшие события

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация