Собачья голова
Time Out

О книге

Роман Мортена Рамсланда о трех поколениях датской семьи, члены которой неприглядны, как герои Аки Каурисмяки. Молодость первого пришлась на 1940-е, молодость последнего - на наши дни. В этом сообществе родственников есть свои женщины-столпы, уроды и скелеты в шкафу.
Роман Мортена Рамсланда «Собачья голова» с датского на русский язык переводила Елена Краснова. Это ее голосом по-русски говорит Питер Хег. И, разумеется, тут же возникает соблазн сравнить Рамсланда с Хегом. Но соблазн пустой: «Собачья голова» совсем не «Смилла и ее чувство снега». Скорее это такие «Сто лет одиночества», только нужно заменить горячий колумбийский темперамент на нордический датский. 

Перед нами три поколения датской семьи, члены которой неприглядны, как герои Аки Каурисмяки. Молодость первого пришлась на 1940-е, молодость последнего — на наши дни. В этом сообществе родственников есть свои женщины-столпы, на которых держатся семейные устои, — такова бабушка Бьорк. Есть свои уроды — слабоумная тетушка рассказчика, которая любила зажимать его по углам ребенком и умерла, схлопотав от этого сердечный приступ. Есть свои скелеты в шкафу в виде противозаконных финансовых операций и попытки остальных родственников их скрыть. Есть свои пьяницы и свои трагические смерти. Есть измены и мучения по поводу того, простить ли мужа, который полюбил другую, или все-таки не прощать. 

«В нашей истории отовсюду сочится вода — прошлое скрывается во влажном мареве, и в один прекрасный день моя история становится похожа на болотный туман, поднимавшийся над трясиной позади нашего старого дома», — отзывается о своей семейной хронике рассказчик. В отличие от романа Маркеса в этой датской семье хоть и есть ранние смерти, она не пре- кращает своего существования. Но и на блистательное будущее ей вряд ли стоит рассчитывать.

Спецпроект

Загружается, подождите ...

Персоны