Агитлак
Time Out

О книге

Евгения Гершкович впервые собрала в одну книгу материалы связанные с лаковой пропагандой.

Чтобы попасть в 1934 году к гробу убиенного наркома Кирова, надо было получить именной билет. Билеты давались избранным в шкатулке, на которой палехский мастер Михаил Шемаров изобразил первых людей страны у гроба несостоявшегося вождя. Вожди сменяли друг друга. При всей абсурдности сюжетов и мрачности быта это было время расцвета лаковой пропаганды — той, что сегодня получила название «агитлак». Прежде агитационную лаковую миниатюру на родине не привечали, в музеи не брали, даже не искали наследников этих мастеров. Тем дороже первое посвященное им издание — книга искусствоведа Евгении Гершкович «Агитлак».

Термин изобретен недавно — по аналогии с агитфарфором послереволюционных времен. Только в лаковом жанре художники дальше пошли. Палех, Федоскино, Холуй, Мстера — задействованными оказались все малые родины традиционных ремесел. Те, кто прежде промышлял иконописью, за неактуальностью божественных сюжетов переключившиеся на героев новых дней. Федоскинцы тиражировали живопись классиков соцреализма — «Лениных в Разливе» было не счесть, а Палех переодевал святых. Пенал «Речь Разина к голытьбе», расписанный в 1927-м знаменитым палехским богомазом Иваном Голиковым, выглядит явлением мессии народу.

Спецпроект

Загружается, подождите ...