Лебединое озеро
Time Out

О спектакле

Легендарный спектакль, претендующий на победу в трех номинациях в конкурсе «Золотой маски».

Это «Лебединое озеро» более века назад сотворили два суперпрофессионала — Александр Горский и Асаф Мессерер. Третий — Михаил Мессерер — его воскресил.

За два года до наступления ХХ века 27-летний петербуржец Горский был командирован из Мариинского театра в Большой для копирования сочинений Мариуса Петипа. Но участь простого «переносчика» балетов его не вдохновляла — и он начал править спектакли великого старца, вызывая тем самым яростное возмущение автора. Впрочем, правка была так хороша, что, например, «Дон Кихот» был перенесен обратно в Мариинку именно в версии Горского — и идет там по сей день. В 1901 году Горский взялся за «Лебединое озеро». И был уверен, что работает «на провал»: публика была уже настроена против этого балета, предыдущие версии Вацлава Рейзингера и Йозефа Хансена были крайне неудачными. Но его спектакль имел успех — и долго-долго, до конца шестидесятых годов ХХ века, «посмотреть «Лебединое» в Большом» — значило посмотреть именно спектакль Горского. Затем он исчез — а полтора года назад его воскресил в Михайловском театре Михаил Мессерер. Теперь старинный балет показывают в конкурсе «Золотой маски», где он претендует на победу в трех номинациях — «Лучший спектакль», «Лучшая работа постановщика» и «Лучшая женская роль» (белого и черного лебедей танцует Екатерина Борченко).

Что придумал в «Лебедином» именно Горский? Несимметричные птичьи построения: симметрия — знак гармонии, а в музыке Чайковского слишком много тревоги, надежды и отчаяния. Впервые появившегося Шута (да-да, раньше его не было — теперь же не найти классического спектакля без этого героя). Хеппи-энд — у Петипа и Иванова влюбленная парочка тонула в результате борьбы со злом, а у Горского герои впервые выжили. Замечательные характерные танцы — и прежде всего испанский, ставший образцом того, как можно передать стиль совершенно небалетной страны в безупречно классическом балете.

Горский сам переделывал спектакль шесть раз (в одной из версий у Одилии были рога на голове, а Одетта была в длинном платье, с двумя косами в короне — хореографу виделась грузинская княжна), а после его смерти в 1924-м — не раз его ученики и последователи. Та версия, что восстановлена сейчас в Петербурге, ориентируется на спектакль Асафа Мессерера, вариант 1937 года. Ученик Горского, сверхвиртуоз, для которого хореограф сочинил особенно сложную вариацию, переделал четвертый акт балета. Тогда, в частности, появился и тот финал, что потом взял Константин Сергеев для своей редакции в Мариинке: злодея коршуна убивают путем отрывания крыла.

Сорок с лишним лет назад, когда Юрий Григорович поставил в Большом свою версию «Лебединого», балет Горского и Мессерера сослали на неудобную сцену Кремля, где он тихонько и умер. Теперь есть шанс его увидеть — и оценить работу как давних авторов, так и сегодняшнего: перфекционист Михаил Мессерер добился такого качества работы лебединого кордебалета, что не снилось ни Большому, ни Мариинке.