Эрмонела Яхо (сопрано, Албания)

О событии

В Москве дебютирует албанская красавица с голосом, которого хватило бы на десятерых.

Албания никогда не была оперной державой — в этой стране, считающейся одной из наименее цивилизованных в Европе, всего один оперный театр: если судить по новостным сводкам, то албанцы так увлечены нелегальным бизнесом, разбоем и криминальными разборками, что им не до прекрасного. Но тем не менее в последние годы Албания дала миру несколько превосходных голосов — и Эрмонела Яхо в их числе. У нее не совсем стандартный голос для европейских представлений: несмотря на ее миниатюрное телосложение — работай она в детском театре, ее наверняка определили бы на роль Белоснежки или Дюймовочки, — у нее сильный, объемный голос, но при этом подвижный и юркий, за считаные секунды преодолевающий две октавы. Это все равно как если бы мощный автобус обладал бы маневренностью легкового автомобиля и мог бы в мгновение ока разворачиваться на сто восемьдесят градусов. Имея такой необычный голос, Яхо может позволять себе петь самый разный репертуар — от чисто лирических легких партий (в «Любовном напитке» Доницетти, к примеру, или «Сомнамбуле» Беллини) до насыщенных почти драматических — здесь в первую очередь надо назвать вердиевскую «Травиату»: в этой опере Яхо покорила Лондон, Нью-Йорк, Милан и другие оперные цитадели. В рамках своего московского дебюта она споет всего понемногу — будут звучать три титана бельканто: Беллини, Россини и Доницетти. В финале — чтобы все поняли, что героиня вечера настроена всерьез, — она изобразит Анну Болейн (из одноименной оперы Доницетти), отправляющуюся на эшафот, — какие уж тут, право, шутки.