Москва
Москва
Петербург

Коллекция

u u u u u Мнение редакции
Автор:
Сборник канонических пьес, о скрытом в человеке насилии и об абсурдности жизни.

75-летний Гарольд Пинтер — самый удачливый представитель английской "новой драмы" середины ХХ века. Уже в 36-летнем возрасте, он стал рыцарем ордена Британской империи. В 80-е почти бросил сочинять оригинальные пьесы, став профессиональным сценаристом, адаптирующим книги для кино. Добившись славы в театре, в кино, на радио и ТВ, он заявил, что не будет больше писать для театра, и ушел в поэзию и… политику. Сначала отстаивал права турецких курдов, а затем так яростно защищал Милошевича и критиковал Буша за его вторжение в Ирак, что едва не стал персоной нон грата в США. В 1996 году он отказался от своего рыцарского звания, что не помешало ему в 2002 году стать кавалером британского ордена Славы. Наконец, в октябре 2005 года он стал Нобелевским лауреатом и сразу вслед за этим получил европейскую Театральную премию.

Нынешний сборник показывает весь путь Пинтера из молодых ниспровергателей в живые классики. В подборку вошли пьесы, ставшие каноническими.Часть из них уже переводилась, другие выйдут на русском впервые. Выбор может показаться случайным: вместе с большими сочинениями в "Коллекции" есть одноактные, а есть и вовсе радиопьеса. Но из-за этой разнородности книга своей цельности не теряет — не то чтобы все произведения автора одинаковы, просто они об одном и том же.

Пинтер пишет о скрытом в человеке насилии, о преследовании и подавлении, об абсурдности жизни, о заранее проигранной борьбе за любовь и взаимопонимании, потому что никакого взаимопонимания нет и быть не может, если слова ничего не значат. А они ничего не значат. Феномен и, одновременно, парадокс Пинтера как раз и заключается в последовательном отказе от слов. Ему удается говорить тишиной. На одной странице в пьесе "Пейзаж" девять ремарок "пауза". И это не предел: в первом акте "Возвращения домой" их 119. Его интересует не то, что можно сказать: в самом деле, ну, что такого интересного может выдать простой сторож или немолодая хозяйка небольшого пансиона? Пинтер старается уловить и передать то, что можно услышать в промежутке между словами. Если уметь вслушиваться в это молчание, становится ясно, как из самых простых бытовых ситуаций вырастают насилие, сумасшествие и смерть (как в "Дне рождения").

Герои пинтеровских пьес — не абсурдистские марионетки Беккета или Ионеско: они думают и чувствуют, но что именно — не известно. Чаще всего мы даже не можем сказать, что произошло на сцене и за ней. В "Коллекции" двое мужчин и женщина пытаются выяснить, что случилось между ними в некоей гостинице; вопрос так и остается неразрешенным — и неразрешимым. Слова ничего не переносят от человека к человеку, а других способов общения у нас нет. Личный опыт непередаваем, поделиться собой нельзя ни с кем. Каждый персонаж Пинтера — это тюрьма никому не известных эмоций и воспоминаний, каждая пьеса — розыгрыш побега, жутковатая попытка подчинить себе другого, чтобы разделить с ним свое одиночество. Человек заперт в себе, как в темной комнате. Он сидит и смотрит на дверь. Дверь не заперта, в нее можно выйти — или войти. Что, пожалуй, даже страшнее.
17 апреля 2006,
Коллекция
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация