Чья-то чужая жизнь

О книге

Владимиру Спектру придется немало потрудиться, если он захочет высвободиться из кроваво-гламурного ярма, в которое попал. Где-то на соседней делянке бултыхается в шампанских ваннах Оксана Робски.

Владимиру Спектру придется немало потрудиться, если он захочет высвободиться из кроваво-гламурного ярма, в которое попал. Где-то на соседней делянке бултыхается в шампанских ваннах Оксана Робски: у нее со Спектром один ареал обитания, хотя и разный темперамент: он — кропотливый писатель-истерик, она — транслятор коллективного гламурного-бессознательного.

«Чья-то чужая жизнь» — сборник рассказов о мрачных буднях московских аборигенов, проводящих свободное время в соляриях и мечтающих о загорелых ягодицах в крошечных стрингах (этот предмет туалета возникает у Спектра едва ли не в каждом рассказе). Герои нажираются и сквернословят, с презрением глядя на бедняков и бомжей. Секс у них всех унылый, возбуждаются они, только если представят рядом с лицом любовницы бедро борца Александра Карелина.

В последнее время издательство Ad Marginem открыло целый ряд авторов, у которых писательское «я» созвучно — если не идентично- «я» реальному. И Арсен Ревазов, и Владимир Козлов, и его тезка Спектр пишут о социуме, из которого вышли, причем каждый о своем: Ревазов — о вылупившемся из интеллигенции среднем классе, Козлов — о жизни провинциальных кварталов, Спектр — о самозванном столичном «бомонде». У всех троих в результате получается странная смесь фикшн и реалити-шоу.

При сопоставлении Козлова и Спектра вдруг замечаешь одну неожиданную закономерность. Вроде бы антиподы, на самом деле эти авторы гораздо ближе друг к другу, чем к своим заграничным предшественникам и вдохновителям — Ирвину Уэлшу и Брету Истону Эллису. Повторяющиеся в разных рассказах персонажи у Спектра напоминают не эллисовскую «Гламораму», а козловских «Гопников» — и те и другие родом из затхлого «совка» и несут нас себе родовые черты этой среды. Обе эти книги можно рассматривать как единый проект — «От гопнического Могилева восьмидесятых к гламурной Москве двухтысячных». Разница чисто стилистическая.

Спецпроект

Загружается, подождите ...